HP: Semper virens

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Semper virens » Партнерство » Eventus. At fiat voluntas tua.


Eventus. At fiat voluntas tua.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s8.uploads.ru/mXRJf.png

Eventus. At fiat voluntas tua.


0

2

A R T U R  O C T A V I A N  G A M P | А Р Т У Р  О К Т А В И А Н  Г Э М П

http://24.media.tumblr.com/f06b76c893ea3796400a17885d70d86e/tumblr_myysgkIl0k1rtw38bo1_r1_500.gif
Max Irons

I  Ш А Г. О Б Щ А Я  И Н Ф О Р М А Ц И Я.К у д а  н и  п о д а т ь с я,   о т  с е б я  н е  у б е ж и ш ь.  К а к  о т  т е н и.  В с е г д а  с л е д у е т  з а  т о б о й  п о п я т а м.http://s4.uploads.ru/240HQ.png

Возраст персонажа.
Двадцать шесть лет.
Дата рождения персонажа.
17 октября 1956 года.
Ориентация персонажа.
Традиционная.
Лояльность.
Опальное правительство
Место работы, должность.
Бывший заместитель главы отдела магических происшествий и катастроф.

II  Ш А Г. Б И О Г Р А Ф И Ч Е С К И Е  Д А Н Н Ы ЕВ д а л и  о т  в з г л я д о в  о б щ е с т в  а  п и ш у т с я  с а м ы е  л у ч ш и е  б и о г р а ф и и.http://s4.uploads.ru/240HQ.png
Взаимоотношения с заказчиком
Я ненавидела тебя всю твою жизнь с самого первого дня твоего рождения. Эта ненависть, выросшая на благодатной почве детских обид, лишений и унижений с годами заполнила всю мою душу, не оставляя ни единого миллиметра пространства, не отравленного этой самой ненавистью, болью и злостью. Ты плоть от моей плоти, кровь от моей крови, мой единокровный брат - у нас один отец, но этого мало для того, чтобы я когда-нибудь признала тебя равным себе. Признанный бастард, отпрыск моего мерзкого отца, ради твоей матери, погубивший свою законную жену. Кажется, в своих наивных детских письмах, обещая мне, что как только ты станешь во главе моего рода - исправишь все несправедливости, ты говорил, что не виновен в грехах нашего отца и не хочешь вражды. Мне наплевать. Я поклялась вырвать сердце твоей матери и бросить его к твои ногам, чтобы показать тебе, кто в действительности настоящий глава нашего рода. Теперь я клянусь тебе, что уничтожу и тебя и заберу то, что принадлежит мне по праву. И мне хватит сил сделать так, что твое сердце вырвет уже никто иной, как наш сын и твой единственный наследник. Единственный и на все последующие годы, потому что твоя никчемная жена с моей легкой руки детей иметь никогда уже не сможет.
Родственные связи персонажа
Мадлен Беатрис (Крауч) Гэмп - мать, чистокровная волшебница рода Крауч, одна из многих дочерей младшей ветви семейства, вступившая в связь с чистокровным волшебником рода Гэмп незадолго до своей свадьбы. Волей судьбы об их взаимоотношениях стало известно, выгодный союз расстроен, а сама девушка изгнана из семьи. Последующие годы она провела на содержании своего любовника, у которого к тому времени уже были жена и дочь, что женщину совершенно не смущало. Заботясь о собственном благополучии, она приворотным зельем заставила Октавиана Гэмпа быть с нею рядом. Уже находясь в положении и понимая, что рожденный ею бастард таковым остаться не должен, она начала убеждать любовника в том, что ему необходимо избавиться от супруги, чего и добилась совсем скоро. Стала женой Гэмпа и матерью его единственного наследника - признанного бастарда по имени Артур. Всю последующую жизнь пеклась лишь о благополучии сына и за это поплатилась жизнью, получив смертельный удар кинжалом от одержимой жаждой мести падчерицы.
Октавиан Магнус Гэмп - отец, чистокровный волшебник, единственный наследник угасающего рода Гэмп и ярый идеолог чистоты крови. Избалованный донельзя мальчишка очень скоро стал юношей, а затем и молодым мужчиной, ни в чем не знающим ограничений и запретов. Вседозволенность и распущенность играли с ним злые шутки все время с тех пор, как он возглавил почти угасший род. Взяв в жены одну из самых красивых чистокровных женщин Великобритании потешил свое самолюбие, никогда не питая никаких светлых чувств к совсем юной ведьме. Не считался ни с ее мнением, ни с ее желанием, ни с ее эмоциями и чувствами, нередко прибегал к рукоприкладству, унижениям и оскорблениям, чем вопреки ожиданиям вызвал не только страх, но и решительную в своих проявлениях жгучую ненависть. Нередко имел продолжительные романы на стороне и один из таких романов закончился для него рождением сына, которого он так ждал все то время с тех пор, как у него родилась законная дочь. Ожидая наследника больше всего другого, решился на действительно отчаянный шаг жениться на женщине, которая подарила ему сына. Потребовал развода от супруги, но получил жестокий отказ, после чего инсценировал ее случайную гибель и исполнил задуманное. Вчерашняя жизнь в сомнениях по поводу будущего рода и семьи рассеялись, мальчик был признан законным наследником, а дочь забыта как пережиток страшного прошлого. Все годы до Хогвартса по велению отца Моргана в свободное от занятий время прислуживала новоявленному семейству и училась выдержке, терпению и мужеству, женщинам не присущему. Спустя годы после возвращения дочери из школы, не пожелал видеть ее дома и отправил в Шотландию, в отдаленный монастырь, где и предполагал дальнейшее будущее для Морганы. За свою ошибку под покровом ночи Белтайна заплатил жизнью, выпив самый страшный яд из тех, что были известны миру.
Мордред Артур Гэмп - сын,  чистокровный волшебник рода Гэмп 6 лет от роду. Плод инцеста между братом и сестрой, орудие мести, возмездия и ненависти Морганы по отношению к Артуру. К своим годам выращен на этой ненависти и переполнен гневом и праведной яростью в сторону отца и его семьи. Знает, что в будущем ему предстоит занять место главы рода и готовится к этой величайшей чести точно также как готовится одним легким движением прервать никчемную жизнь предателя, ублюдка и вора, забравшего у него самого у его матери все, что принадлежало им по праву. Верен лишь Моргане, доверяет только ей и лелеет тщательно воспитанную в нем ненависть;
Летиция Катарина (Флинт) Гэмп - супруга, чистокровная волшебница рода Флинт, безумно любящая мужа и отчаянно желающая подарить ему наследника. Последнее, что удерживает Артура от погружения в пучину мести, ненависти и бурлящей в жилах чистой крови, требующей справедливого возмездия.
Моргана Атендора Гэмп - сестра по линии отца, чистокровная волшебница рода Гэмп, с появлением Артура лишенная всего и вознамерившаяся вернуть все, что принадлежит ей по праву, вместе с тем уничтожив брата и всю его семью. По возвращении из мест, куда отослал ее отец, отравила его, затем собственными руками убила мачеху и ныне растит сына, чьим отцом является ее брат.

Место рождения персонажа
Великобритания, Лондон, отдаленное поместье Гэмпов;
Место проживания персонажа.
Великобритания, Лондон, лагерь повстанцев.
Биография
Меня тошнит от твоей показной добродетели, правильности и мнимого света, исходящего от твоей безупречной, но такой жалкой душонки. Что я знаю о тебе помимо этого? Все без исключения и каждый факт, каждое новое утверждение отдается громогласным яростным излиянием желчи, ярости и боли в моей голове и прогнившем до основания сердце. Единственный сын моего отца, бастард и ублюдок его очередной шлюхи. Что сделала твоя мать, чтобы заставить Октавиана Гэмпа убить супругу и жениться на уличной девке? У меня нет ответа на этот вопрос, потому что в день, когда твоя мать переступила порог моего дома, я была слишком мала. Но я ненавидела ее уже тогда, как и тебя - кричащий сверток у нее на руках. Я ненавидела тебя и все последующие годы, когда меня принудили служить тебе, служить маленькому ублюдку, недостойному крови, текущей в его жилах. Но что я могла? Единожды я случайно пролила воду в твоей комнате и синяки, оставленные твоей матерью не сходили с моей белоснежной кожи неделями. Я знаю, я знаю, что ты никогда не испытывал ненависти ко мне и помню каждый раз, когда ты, уже повзрослевший, вступался за меня, думая, что тем самым заставишь меня поверить в благие свои намерения. Но может ли быть иначе? Мог ли ты ненавидеть меня, когда я за все свои детские и юношеские годы не причинила тебе не капли зла, терпя унижения, боль и презрение в свою сторону от собственного отца? Ты жил как принц, воспитывался как наследник нашего рода, хотя вся власть по праву принадлежала только мне, мне одной и никому более. У тебя были лучшие преподаватели, у тебя были друзья из приличного общества, игрушки, которых никогда не было у меня. Завидовала ли я тебе? Нет. Ненавидела? Больше всего на свете. И за твою мнимую любовь тоже. И за твои попытки восстановить справедливость. И за твои письма мне их Хогвартса. Я ненавидела тебя за каждый твой вздох, а ты никогда не мог понять причину этой ненависти даже когда годами позднее, смотря в твои полные боли глаза, я всадила кинжал в сердце твоей матери. Шли годы, ты рос и тянулся ко мне все больше. В твоей душонке все чаще возникало непонимание и борьба с той несправедливостью, что выпала на мою долю - долю твоей сестры. Ты впервые поссорился с нашим отцом, когда я окончила школу и он принял решение отправить меня в Шотландию - в монастырь. Противостоять его решению ты не мог, но день ото дня строчил мне письма туда, куда не долетала ни одна сова, потому что вместо монастыря я оказалась в анклаве ведьм-отшельниц в непроходимых лесах. На беду нашего отца, твоей матери и тебя самого, я обучалась тому, чему не обучилась ни в Хогвартсе, ни где бы то ни было еще. А ты? Ты окончил Гриффиндор и вернулся домой, где тебя ждали счастливые мать с отцом. Впечатляющие результаты, твое совершеннолетие, работа в Министерстве, а затем и супруга - светлая, милая, улыбчивая и отчаянно любимая. Полностью противоположная мне. В какой момент ты перестал писать письма? В какой момент понял, что не получишь ответа? Когда осознал что я, быть может, уже давно мертва и смирился с этим? Не знаю. Но в ночь Самхейна, отворив дверь, ты совместно с запахом прелых листьев и лаванды впустил в наш дом меня и тысячу раз пожалел об этом, потому что страшный яд, растворенный в бокале с вином долго мучил нашего отца, прежде чем дать ему уйти. Смешно. Смешно, но ты понял меня и не осуждал. Ты предложил мне имя, нашу фамилию и половину своего наследства. Ты предложил мне удачное замужество и равенство. Ты предложил мне многое из того, что не было доступно мне всю жизнь. И твоя собственная чистота не дала тебе возможности увидеть в моих глазах ту тьму, что была тебе чужда всю жизнь. Я пронзила сердце твоей матери кинжалом, чувствуя, как теплая кровь струится по руки, с немыслимым удовлетворением. И я видела твои глаза. Я видела как в них застыл немой крик. Я видела. И в то же мгновение забурлила твоя кровь, вспенилось в жилах древнее проклятие нашего общего наследия. Тьма пробудилась в тебе. И эту тьму в то мгновение не смогла остановить ни твоя супруга, ни шепот твоей умирающей матери. Тебе было страшно? Не знаю. Но ненависть ты познал сполна. Я помню как ты сжимал побелевшие пальцы у меня на шее и шептал проклятия и обещания уничтожить меня. Я помню как хохотала и упивалась твоей беспомощностью перед слабостями, что были не чужды и тебе. Я помню. Ты ненавидел меня, но ты познал ту же сторону своей сущности, ту же тьму, ту же боль и то же томительное желание кровавой расплаты. Это была моя победа. И ты это чувствовал. Чувствовал все последующие дни и месяца, когда я завладела твоими мыслями, твоей душой и твоим сердцем. Ты был холоден даже с единственной, кого, казалось, когда-то любил. И ты бессильно сжимал зубы в слепой ненависти на всех званых ужинах, балах и приемах, когда я появлялась на публике с лицемерной улыбкой на губах. Какая-то мерзость, слетевшая с языка в один из таких вечеров привела твое почти уже умиротворенное состояние к очередному взрыву. Помню вызывающую похабность собственных выражений, помню омерзительную вульгарность своих действий, помню прикосновения и поцелуй. Но что важнее - помню ту самую всепоглощающую тьму в твоих глазах. Ту самую тьму, которой надлежало тебя погубить, но которая привела тебя в мое поместье тремя днями позднее. Слов не было. Была страсть. Тягучая, разъедающая, едкая и омерзительная. Темная как моя душа. Ты ушел опустошенный, знающий, что я вознамерилась тебя уничтожить. А потом были месяцы, годы, когда ты пытался искупить свою вину перед супругой, которая ни о чем не подозревала. Да и перед ней ли на самом деле? Или ты чувствовал, что твоя собственная натура безнадежно запачкана грязью  твоего желания к сестре? Мы более не виделись. Ты и не знаешь о существовании сына - у тебя теперь есть гораздо более важные занятия. Но что это меняет? Что это меняет теперь, когда ты день ото дня чувствуешь необходимость, нужду быть рядом с той, что поклялась тебя уничтожить? Выбора уже давно нет. Пути назад тоже. И одному Мерлину известно, как глубоко в пучины ада тебе еще предстоит окунуться.

III  Ш А Г.  П С И Х О Л О Г И Ч Е С К И Й  П О Р Т Р Е Т О с т а в а й с я  с о б о й  —  м и р  б о г о т в о р и т  о р и г и н а л ы.http://s4.uploads.ru/240HQ.png

Положительные черты характера
Не чужд понятию справедливости, честности, чести и доброты. Умен. Хороший стратег и тактик. Последователен, разумен. Умеет просчитывать свои шаги наперед и делать выводы.
Негативные черты характера
Временами чересчур нерешителен или медлителен в принятии решений. В отношении близких людей питает привязанности, которые зачастую мешают принимать здравые решения. Эмоционален. Милосерден.
Специфические особенности
В людях не разочаровывается до последнего, верит в них и готов давать шансы раз от раза. Порой это приводит к весьма и весьма печальным последствиям.

IV  Ш А Г.  Л И Ч Н Ы Е  Д А Н Н Ы Е О с т а в а й с я  с о б о й  —  м и р  б о г о т в о р и т  о р и г и н а л ы.http://s4.uploads.ru/240HQ.png

Ссылка на профиль
Morgana A. Gamp
Связь с Вами
ICQ688787334
Пост для примера

Пост


Есть пути, которые человек должен пройти в одиночестве. Известная непогрешимая истина, чистота которой озаряла Миллисент каждый раз, когда она задумывалась обо всем происходящем, отныне настолько прочно засела в ее голове, что долгие часы бывший Министр Магии проводила в размышлениях, не касающихся ни устройства лагеря, ни его снабжения, ни тех людей, которым должно было бы быть здесь, но они находились далеко. Она днем и ночью думала лишь о том, что ей надлежит сделать все возможное для того, чтобы ее близкие оказались в безопасности. Конечно, многие здесь считали, что магия военного лагеря, возведенная сильнейшими волшебниками магической Великобритании, была достаточным основанием для того, чтобы полагать будто бы никакой опасности нет, но Миллисент к самообману была не склонна и прекрасно понимала, что их укрытие от того ненадежно, что не было известно ничего о том, как долго оно продержится и насколько в действительности сильно волшебство этот лагерь охраняющее. А что если завтра их найдут? А что если лагерь на самом деле существует не в вакууме, а вполне реален и просто стоит под сотней защитных заклинаний где-нибудь на поляне в Великобритании? Глупо было полагаться на чудо, глупо было предполагать будто бы им предстоит долгая и счастливая жизнь в месте, о котором они ничего не знают. Боялась ли Миллисент? Боялась. Не за себя. За тех людей, которые ей доверились, за тех людей, которые пошли за ней и вверили ей заботу о себе и своих близких. Бэгнольд могла бы послать их всех к черту, Бэгнольд могла бы возвратиться в Норвегию, принудив к этому даже Айвинда, бросив всех прочих на растерзание Ордена Феникса, но щемящая гордыня не давала сдаться, не давала опустить руки, не давала перейти ту самую грань, которая отделяет воина, проигравшего битву от тщеславного правителя, проигравшего целую войну и не знающего, что надлежит делать дальше. Миллисент намерена была бороться за себя и за тех людей, что в нее верили, даже если это означало для нее самый страшный конец, даже если ее голова окажется на плахе уже совсем скоро. И все же, не будучи в силах обеспечить безопасность всем людям, что положились на нее, она понимала, что может по меньшей мере спасти тех, кто был приближен к ней всю сознательную жизнь. Отправить Акселль, Гудрун, Роальда и Айвинда в Норвегию - вот решение, за которое следовало ухватиться, вот шаг, который нужно предпринять теперь, когда кажется, что возможностей и надежды на спасение нет. В стране своих предков они станут теми, кем им надлежит быть, отец Миллисент об этом позаботится, раз уж забота о собственной дочери не слишком удалась ему. Раздумывала ли Бэгнольд над их согласием? Нет.  Она была прагматиком и рационалистом в большей степени, чем кто бы то ни был мог себе представить. Ей было настолько наплевать, что все они подумают об этом ее решении, что Миллисент даже не задумываясь написала письмо своему отцу, положив его в кривую тумбочку возле своего письменного стола, по меркам военного лагеря считавшегося немыслимой роскошью. Короткие усмешки жестокой самоиронии касались губ женщины каждый раз, когда она садилась за очередное написание нового акта, приказа или чего-то, что еще имело смысл только потому что им всем и прежде всего Миллисент нужно было держаться, а держаться за что-то кроме прежних привычек в этом месте было нельзя. Бэгнольд как-то слишком быстро перестала скучать по своему просторному кабинету в Министерстве Магии и по своей огромной спальне в поместье. Здесь в малюсенькой лачуге, должным образом отремонтированной Эрлингом с помощью совсем уж примитивной магии, Миллисент казалось, что прошли века с тех самых пор, когда она в последний раз ложилась в постель на чистые белые простыни из шелка. Выросшая в условиях, какие не снились большей части Великобритании, она не придавала значения таким мелочам, пока жила в Бэгнольд-холле, пока была Министром Магии и главой своего рода. Здесь же приходилось подмечать абсолютно все и привыкать к тому, к чему никто из чистокровной элиты магического общества привыкать не хотел и ни за что не стал бы. И пусть это было слабостью, но эта слабость давала ей помнить о том, что она все еще жива, все еще чувствует, все еще способна подмечать мелочи. Вопреки ожиданиям, она не была сломана, разбита и нерешительна. Миллисент оставалась собой. Вынужденно, или в силу привычной выдержки, но она была холодна, уверена, внимательна и решительна. И в своей решительности она не считалась с желаниями и капризами тех, кто мог воспротивиться ее воле и заявить, что они останутся в Великобритании до самого конца. Она понимала их. В свои двадцать пять она тоже бросалась на амбразуру и была показательно смелой и дерзкой, или попросту глупой. В те годы Бэгнольд приняла решения, за которые платила до сих пор и не намерена была допустить, чтобы подобные ошибки позволили себе и те, кого она называла своими детьми. Они могли ненавидеть ее за все, что она сделала. Но они обязаны были ей подчиняться, если не как матери, то как главе военного лагеря. И как глава военного лагеря она намерена была отдать приказ о том, чтобы они убирались отсюда в Норвегию и как можно скорее. Безопасность при путешествии Бэгнольд готова была гарантировать. Каминной сети Бэгнольд-холла еще должно было хватить для того, чтобы отправить всех их на родину. А дальше - будь что будет. Даже если из-за этого предприятия, каминная сесть поместья окажется открытой и нагрянут шавки Грюма. Миллисент не боялась. Миллисент вообще уже забыла как ощущается страх.
- Позови сюда Роальда.

0

3

Самое страшное, когда вы просто перестаете верить себе и начинаете думать, что все остальные правы.»

M i n e r v a  M c G o n a g a l l

http://s1.uploads.ru/vu9Hc.png

✘ 42 года ✘ Полукровная ✘ Гриффиндор'57 ✘ Министр Магии ✘ Кейт Бланшетт;

http://s4.uploads.ru/240HQ.pngК Р А Т К А Я  И Н Ф О Р М А Ц И Я  О  П Е Р С О Н А Ж Е
http://s4.uploads.ru/240HQ.png

О  р о д и т е л я х: Изабелль (Росс) и Роберт МакГонагалл были знакомы с детства, будучи жителями одной деревни. Любовная связь, возникшая между девушкой из семьи волшебников и магглом привела к побегу пары из родного края. Семейная жизнь задавалась ровно до того момента, как Изабелль приняла решение рассказать супругу о том, что является ведьмой. Начавшиеся после этого сложности, не привели семью к распаду, но оказали деятельное влияние на становление Минервы, понявшей уже в ранние годы к каким сложностям приводит жизнь волшебников среди магглов. Тем не менее, в дальнейшем у пары появилось еще двое детей - оба мальчики, что не помогло сгладиться вопросу о волшебстве, но что стало столпами, на которых все еще держалась семья МакГонагалл.
О  с е м ь е  и  в з а и м о о т н о ш е н и я х: Минерва была первенцем четы МакГонагалл и единственной девочкой. Любимая обоими родителями дочь, росла в заботе и нежности и хотя сложности в понимании волшебной сущности отцом, приводили порой к ссорам и скандалам, это не мешало девочке оставаться собой и быть поразительно нормальным ребенком во всех отношениях. Большой разрыв в возрасте с братьями, не давал им поддерживать столь уж близких взаимоотношений, но теплые семейные связи остались с Минервой навсегда.
О  п о л о ж е н и и  в  О р д е н е: Ранее деятельная сторонница Альбуса Дамблдора, была одной из тех, кто сложнее всего переживал его потерю. Проводя долгие часы возле кровати профессора, она верила в то, что исцеление возможно и до последнего делала все возможное для того, чтобы волшебник открыл глаза. Когда же надежда покинула и ее, на улицах уже свирепствовала война, безумие которой грозилось свести с ума и саму женщину. Убежденная в том, что все происходящее неверно, она пыталась убедить в этом Грюма и всех остальных, пока со временем сама не стала понимать, что нынешнее положение вещей действительно требует радикальных мер и воздействий. Мозговой центр Ордена Феникса, она сошлась с Грюмом, дополняя его жесткость и прямолинейность своей гибкостью и женской хитростью. Серый кардинал Ордена, она никогда не признавалась лидером и никогда не стремилась к этому, но неизменно пользовалась уважением первого состава. К ней нередко приходят за советом, с ее мнением считаются. Особенно Грюм. Особенно, когда речь идет о тонкой политике и играх, которые мужчинам вести бывает слишком сложно.
О  в з я т и и   М и н и с т е р с т в а: Не была в составе сражающихся, потому что Грюм посчитал слишком опасным брать с собой Минерву. После того как узнала, что супруг и сын действующего Министра Магии Пожиратели Смерти, верила в то, что Бэгнольд сама сдаст пост как только это будет ей предложено и предстанет перед судом. До последнего полагала, что решение конфликта будет мирным и не приведет к столь открытой конфронтации, которая унесет с собой множество жизней. После случившегося, похоронив совместно со всеми остальными, погибших членов Ордена, убедилась в порочности прежней системы и в необходимости не просто ее реформации, но коренного слома. Власть не просто построенная на насилии, но постоянно с ним смежная, благоволящая Пожирателям Смерти и отказывающаяся признать собственную слабость и пороки претила Минерве и ее чувству справедливости, что в конечном счете привело к тому, что прибыв в Министерство, она приняла пост Министра, уверенная в том, что при поддержке Ордена сможет изменить эту страну, принести ей покой, мир и справедливость.
О  х а р а к т е р е : Молчаливая, временами незаметная, тихая женщина, наделенная невероятным умом и харизмой. Жесткая, способная на волевые решения, разумная и последовательная. Ей не чужды эмоции, которые она не подавляет, но с которыми умеет мириться и которые умеет принимать как должное. Обладает обостренным чувством справедливости и несколько наивными взглядами на мир и его вероятное развитие. Имеет собственное мнение и не боится его высказывать. Не лишена хитрости, способна на интриги и политические игры, чем в союзе с Грюмом дополняет его чрезмерную прямолинейность. Умеет красиво говорить и убеждать людей в своей честности и правоте. Способна на ложь во спасение, но чувствует себя мерзко. Целеустремленна, умеет рассчитывать средства и добиваться задуманного. Упряма. Не лишена милосердия и сострадания. Ответственна и хотя от роли всеобщего лидера очень далека, с местом серого кардинала справляется безупречно.
О  л о я л ь н о с т и: До самого последнего момента, считала происходящее форменным безумием, далеким от того, что хотел Дамблдор. Была уверена в том, что дипломатия может помочь в решении любого вопроса, даже когда речь идет о прогнившем до основания правительстве. Была против лишних жертв и крови, которую неизменно пришлось бы пролить за революцию и свержение Министра Бэгнольд. Потому незадолго до реализации плана, задуманного уже давно, она навестила Миллисент в ее доме и попыталась убедить в том, что после обличения ее связей с Пожирателями Смерти, будет лучше если женщина сложит с себя полномочия добровольно. Не выдавая устремлений Ордена, целый вечер провела в беседе и разочарованная упрямством Миллисент и ее верой в собственную правоту, утвердилась во мнении, что Грюм принял верное решение и свержение Министра будет наилучшим выходом. Тем не менее, еще лелеяла надежды на то, что Бэгнольд сдастся, когда увидит тех, кто пришел, чтобы лишить ее полномочий. И лишь потрясенная чудовищными потерями с обеих сторон, ступившая в Министерство сразу после решающей битвы, утвердилась в правоте Ордена, Грюма и всего того, что было им важно. Ныне является умственным центром всего происходящего и более не занимает пассивной позиции дипломата. Уверена во всем происходящем, как и в том, что порой добру во имя установления справедливости приходится прибегать к очень жестким мерам.

0

4

http://s8.uploads.ru/OaHSK.jpg

0


Вы здесь » HP: Semper virens » Партнерство » Eventus. At fiat voluntas tua.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC