HP: Semper virens

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Semper virens » Сюжетные квесты » Явление II. «За закрытыми дверьми»


Явление II. «За закрытыми дверьми»

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://best-covers.ru/all-covers/21-08-2012/508b6f8e82479977f7bcdc34f417f546.gif
«За закрытыми дверьми»

Министерство Магии любое происшествие стремится оставить за закрытыми дверьми, возбуждая в любопытных домысли, толки и подозрения. И пока в кабинете Министра протекает внеочередное экстренное совещание с разбором полетов, журналисты, подослав на это совещание одного из своих коллег под оборотным зельем, ждут результата, чтобы из первых уст рассказать своим читателям о страшной минувшей ночи.
» место действия: кабинет Министра Магии
» дата и время действия: 01. 01. 1979, 12:00 - 15:00
» участники: Amelia Bones, Eldritch Diggory, Antonin Dolohov, Aidan Bones, Irma Black, Rodolphus Lestrange, Roxanna Dolohova.

0

2

Девушка спешит по коридорам в сторону не безызвестного всем кабинета. Утро началось слишком рано, утро началось с объявления об экстренном собрании. Честно говоря, день начался совсем не так, как хотелось, потому что с первого шага из зеленого пламени пришлось заниматься тем, что она ненавидит. Бегать и искать, потому что срочно. Потому что Его заставлять ждать нельзя. Опасно, так и работы можно лишиться. И сегодня в одном из самых известным мест в Магической Англии всё не так как всегда. В Министерстве магии шумно, там толпы народов, посетили, заклинания и летающие записки. Там всегда действо, там всегда что-то случается. Вот, например, сегодня ночью был полностью разгромлен Отдел Тайн, почти все сотрудники, помещения разгромлены и поэтому случаю... И поэтому трагическому событию мы собрались сегодня тут. Амелия Боунс не рада, она чувствует сегодня придется заниматься тем, что она больше всего ненавидит. Спорить с идиотами. С утра уже пришлось, когда она пыталась найти начальство, которое как сквозь землю провалилось, чёрт его подери. В кабинете Министра магии тишина и смерть косой за креслом министра стоит. Головы полетят с плеч, никакое третье око не надо, чтобы понять это. Амелии шелестит страницами, пока они ждут убивать будут медленно, когда все соблаговолят собраться, заставить ждать Министра... самоубийцы, она скользит взглядам по лицам... компания просто на подбор. Вот Антонин Долохов, чешское происхождение и отдел Тайн, из того же отдела Альберт Фоули. На них бы повесить ярлык выжившие свидетели, но... но Боунс не любит торопливых действий и ей хочется отсюда сбежать, ведь она представляет отдел Магического Правопорядка. Правовые нормы, законы.. тоже получим. Амелия Боунс хочется исчезнуть куда-нибудь, куда угодно, хоть к Лорду на чай или к Беллатрикс Лейстрендж на поговорить о школе и воспитании детей, но она лишь переворачивает страницу с записями и не смотрит в сторону Министра. Её больше интересует незнакомая девушка за столом, скорее всего чей-то секретарь или рядовой сотрудник. И вроде бы не стоит внимания, но тогда остается лишь взглянуть на достопочтимого Элдрича Дигори, нынешнего министра Магии. Не за что. Она ведь честная, она не собирается врать, что атмосфера гнетущая и тишина тяжелая, как гильотина над головой. Ей бы сделать выдох и сказать себе, что хуже не будет, но Боунс знает магия шутница любит доказывать, что может. Амелия закрывает глаза и делает глубокий вдох, затем выдох. Новости не утешительные, которые известны от авроров и мракоборцев, с последними она знакома по долгу службы. Отдел тайн — особо секретный отдел Министерства магии, расположенный в подвальных помещениях здания министерства, где хранятся артефакты повышенной магической опасности: маховики времени, различные, живой сборник мыслей и многое другое разгромлен. Ночью раздался взрыв, потом появились пожиратели смерти, авроры прибыли по сигналу тревоги. Выжившие сотрудники сейчас должны... а саламандра их дери, что они должны. Отдел полностью отчитывается перед Министром. Узнать, что украли или уничтожили невозможно. Это кладовка тайн и грязного белья Магической Англии, ни один год уйдет, чтобы всё проверить. Вот и начался новый год, удачной работы вам в нём дорогое Министерство. Ей хочется то смеяться, то биться головой о стол. И об этом она мечтала со школы? Сумасшедшая.
- Итак, дамы и господа, благодарю за своевременное появление. Надеюсь, все понимают по какому поводу мы здесь собрались,- Амелия резко открыла глаза, вслушиваясь в речь начальства... а кто не понимает, того увольняем, - более ожидать отсутствующих не будем. Начнём. Хотелось бы услышать последнюю информацию о состоянии пострадавшего отдела,- главы Аврората и Мракоборческого центра отсутствуют, а значит Долохов и Фоули,- Желающие начать есть? - желающих нет,- Господин Долохов?
Министр на удивление сдержан и спокоен, но... жертва выбрана, остальные могут выдохнуть, но не быть свободны. Перо замирает в руках, Амелия готова делать все записи, понимаю, что если мистер Крауч не появится, с неё спросят. Правды, ради стоит отметить, что Амелии самой интересно. Информация - слишком высока её цена, слишком большая неприятность. Лица оживляются, тишина тягучая, расправляет крылья и начинает исчезать. Действо начинается и пора приступать. Экстренное совещание открыто, делаем ваши ставки, господа маги, как оно закончится...

+3

3

Минувшая ночь принесла не мало результатов, но еще больше - работы. После доставки артефакта и краткой лекции о нем, Долохову пришлось вернуться в Отдел, дабы избежать лишних вопросов. Ведь по журналу он был на дежурстве. Потом пришлось рассказывать сказку о том, как он вышел на перерыв, как раздался взрыв, и как он, благоразумно, решил не лезть на рожон, предоставив дело аврорам и регламенту техники безопасности. Об исчезнувшем артефакте и, тем более, Пожирателях Смерти - ни слова. Ничего не видел, ничего не слышал, ничего не знал. А что еще важнее - очень сочувствует утрате Отдела в человеческих единицах и идет восстанавливать разрушенные помещения, собственными усилиями взорванные дважды, пересчитывать утерянные магически предметы и прочее, прочее, прочее.
Долохов ожидал от Министра чего-то вроде этого созыва общин. Совершенно не эффективные меры, но раз батька хочет знать - кто виноват и что делать - то быть нужно обязательно. Чтобы не вызывать лишних вопросов. После удачной, но засвеченной операции вопросы Министра могли быть любимы, мало ли - лицо Антонина разглядели? Самое главное не думать обо всей этой ерунде и невозмутимо ждать, не обращая внимания на косые взгляды, как на одного из выживших свидетелей преступления.
Мужчина уже последние десять минут коротал время в кабинете Диггори, но тот молчал, предпочитая подождать появление остальных мало-мальски толковых сотрудников. Скукота. В какой-то момент в кабинет залетела Боунс, и Министр соизволил начать разговор. Неужели. Боунс достала блокнот и перо, намереваясь стенографировать все негласное заседание. Антонин закатил к небу глаза: все пытается выслужиться перед своим Краучем, чтобы получить место получше или сахарную косточку, за верность магическому правопорядку. Не интересно. Слишком много таких "верных " развелось. И снова женщины. Долохов сверлил взглядом потолок, пропуская мимо себя вступительное слово Элдрича. И что за имя у него чумуродное, прости господи? Тоже, Министр Магии нашелся, который до сих пор не верит в наличие на этом свете Пожирателей Смерти, Первой магической войны, Ордена Феникса и прочих нелегальных и разорительных прелестей жизни. Министр расточает слишком много любезностей в экстренной ситуации. Слишком много отступлений и попыток найти виноватого с помощью одного взгляда и одного вопроса. Антонин не слушал Министра. Пока вопрос не был задан конкретно ему. Антонин, нисколько не заботясь о своем имидже перед начальством, скривился. Что за добрая традиция - всегда начинать с него? Но все же.
- Ничего радужного, господин Министр, - скептически произнес Долохов. - Помещение относительно восстановлено, но артефакт безнадежно потерян, тот, кто смог украсть его - наверняка имеет представление о том, как им пользоваться, - пусть Диггори боится, ему полезно. - Кроме того, разрушено несколько других магических предметов, уступающих по свойству этому, но, - Антонин развел руками. - Но вы же понимаете, господин Министр, что самая страшная потеря - это смерть половины Отдела, а, если в пересчете на количество сотрудников - убито взрывом ровно пятнадцать человек, - мужчина тяжело вздохнул, изображая скупое мужское сочувствие. - Найти сотрудников такого же уровня практически невозможно, даже в ближайший год, что подрывает работу всего Отдела Тайн на довольно долгое время, - вот и весь доклад. Или Диггори нужно еще что-то? - Остается надеяться, что артефакт работает неправильно. Это вполне возможно, иначе бы взрыва не произошло, - а теперь капля спокойствия. Долохов с удовольствием бы помотал нервы такому недалекому начальству.

+2

4

*

Сорри, но я влезу к вам, раз разрешили)

Новость о случившемся происшествии в самом секретном отделе Министерства не шуточно взбудоражила всю   магическую систему. Никто не мог и представить, даже, наверное, сам Министр, что кто-то будет способен подобраться так близко к столь важным артефактам, да еще и украсть одну из секретных разработок. Конечно, не удивительно, что на следующий день в залах Министерства с самого утра господствовал хаос. И хоть информация о происшествии в Отделе была секретной, на лицах работников, знающих, что произошло, было видно чрезмерное волнение и беспокойство. Чрезвычайная ситуация требует чрезвычайных мер действия, поэтому экстренное совещание всех причастных каким-то образом к случившемуся не стало открытием. Рудольфус Лестрейндж все отдал, лишь бы не быть частью этой системы. Он мог бы покинуть свой пост, ведь на средства Лестрейнджей и прибыль с недвижимости можно было бы неплохо жить, но пост главы Отдела происшествий и катастроф был стратегически важен. С помощью него аристократ мог контролировать колдовство всей Магической Британии и быть в курсе всех событий. И как все работники Министерства сегодня Лестрейндж отправился на работу. Правда ночь была не так легка, и состояние Пожирателя было соответствующее. Однако его он умело скрывал безупречным внешним видом. Дорогая мантия, уверенность в каждом шаге, абсолютно спокойный взгляд – Рудольфус не любил притворство и сокрытие истинных чувств под маской спокойствия и безразличия. Но в данном случае это было необходимо, любое сомнение в себе могло привести к самым наихудшем последствиям.   Не явиться на работу аристократ не мог, ведь это могло вызвать определенные подозрения,  а Рудольфус со своей мнительностью и чрезмерной бдительностью просчитал все возможные варианты. Он был готов ко всему и так было и будет всегда. Его волновало лишь то, что Кэрроу, которая также была из его отдела, никак не сможет выйти на работу, находясь в плену Ордена. А если последние каким-то образом уже сумели предупредить авроров, то спрашивать все будут с главы отдела, то есть с Лестрейнджа.  Сегодняшний день, подобно прошлой ночи, обещал быть трудным.  Добравшись до своего кабинета, Рудольфус увидел сразу несколько писем на своем столе. Это были отчеты с каждого штаба отдела. Внимательно изучая их, Лестрейндж отметил, что все дела, попадающие на его стол в последнее время, носили малозначный характер, а значит, Пожиратели работают все лучше и  лучше, и за ними не остается никаких магических последствий и следов.
«Что же, хоть одна приятная новость за это утро», - скептически подумал он, продолжая работу. Вдруг в дверь с характерным звуком влетела записка. Лестрейндж тут же принял ее, и взору открылась не совсем понятная информация.  Его вызывали на чрезвычайное собрание, то самое, к которому он, по идее, не был причастен. Лестрейндж не торопился, ему необходимо было обдумать ситуацию. Его отдел явно не занимался устранением последствий вчерашней битвы. Эта работа принадлежит отделу обеспечения магического правопорядка. Тогда встает один вопрос: почему? Аристократ задумался, он вновь прокрутил в своей голове сцены вчерашнего сражения. Отдел Тайн настолько запрятан на нижних этажах, что битва никак не могла затронуть мир маглов. Группа стирателей памяти здесь тоже ничем не сможет помочь.… Остается один вариант: аннулирование последствий волшебства. По этой теории: скорее всего, вчера ночью какое-то волшебство было некорректно использовано, и группе волшебников из отдела Лестрейнджа пришлось ликвидировать последствия волшебства. Но тогда почему не уведомили его самого раньше. Маг снова вернулся к своему столу, проверяя отчетность. «Неужели кто-то распорядился без моего ведома?» Этим правом обладало лишь начальство самого Рудольфуса. В принципе такое было возможно, но, казалось самому аристократу маловероятным.
«Либо так, либо они уже что-то пронюхали про нас.… Это проблема. А может Министр сообщает всем главам о случившемся в Отделе Тайн… », - он вновь посмотрел на записку с приказом явиться на собрание. Гадать смысла не было, необходимо было идти. К сожалению не повиновение вызовет еще больше подозрений.
- Это вся отчетность? – спросил он у своего заместителя. Тот утвердительно покачал головой. Вопрос оставался открытым. Добравшись до кабинета Министра, Рудольфус понял, что сейчас понадобится все его умение скрывать свои чувства, мысли и переживания. К счастью, ему это было уже не в первой. Тихо зайдя в кабинет, Лестрейндж увидел, что сейчас вещает Долохов, который был и остается в самом эпицентре событий. Министр, казалось, не обратил внимание на вновь прибывшего, но Рудольфус знал, что если его вызвали – просто так не дадут уйти. Он лишь надеялся, что его вызвали не из-за Кэрроу, хотя даже в этом случае он сумеет придумать красивую легенду и крепкое алиби для себя.   Но мысленно мужчина рассчитывал на то, что его вызвали лишь для того, чтобы уведомить о случившемся.

+1

5

Жаловаться на то, что я плохо спал, будет не совсем к месту. Тихо зевнул, Фоули направился в свой кабинет, предчувствуя веселенький рабочий день. Неизвестное спасло его от перспективы быть окутанным в сети разбора полета и поиска виновных. Следуя к своему кабинету, я вынужден был изображать убитого горем сотрудника отдела тайн, который тосковал по утрате. Да, я тосковал, но причина была лишь в том, что на столе моем будет величаво лежать еще три стопки документов, которые мне необходимо будет перечитать и отсортировать. Стоило бы минут пять поскорбеть, в соображениях добропорядочности. Но, что может быть лучше, чем за одну ночь лишиться 15 потенциальных кандидатов, на пост главы отдела тайн? Я словил себя на мысли, что сейчас был бы совсем не прочь обсудить с Волдемортом, за чашечкой чая, как прошлая ночь была чудесна, и что стоит повторить нечто в ближайшем будущем. Может составить Лорду список тех, кого было бы не плохо убрать в следующую вылазку? А то запах грязной крови, всё еще витает над отделом тайн. Кривая ухмылка появилась на моем лице. Стоит быть аккуратнее со своими мыслями, Альберт, и не выказывать эмоций. Пусть все и носятся как обшаренные, абсолютно не обращая на Фоули, который во всем это бардаке находит место и повод посмеяться.
Пройдя к своему кабинету, я глубоко вдохнул, ожидая что на столе будет миллионы бумаг, которые надо будет разобрать в кратчайшие сроки. Мерлин, ты решил надо мной посмеяться и оставил лишь одну записку на столе? Удивлению моему не было предела, но мне всё еще было интересно, почему моя невеста не научилась закрывать кабинет, после того как пытается там что-нибудь выведать. Надо будет оставить на столе, случайно, ключи чтобы она сделала дубликат. Прочитав единственное предложение, я был уверен в том, что записка вовсе не мне. Министр вызывает на экстренное совещание меня? Большая честь и перспектива, или потраченное впустую время - стоило узнать далее.
Вновь шагая по людным коридорам, и пробираясь сквозь толпы людей, неизвестного происхождения я думал о том, кого же я увижу на этом сборе скорбящих господ? Лучше не испытывать удачу, опаздывая. Открыв дверь, первый кого я увидел был мсье Долохов - стоило бы ему улыбнуться, показывая, что я вовсе не желаю перерезать ему горло, но как удачно совпали карты и мне необходимо одарить всех присутствующих лишь перепуганным, обеспокоенным взглядом. Амелия, Министр - не самая плохая компания, сравнивая с прочими, грязнокровными, сотрудниками. Стоило бы заметить мрачное появление мистера Лейстрейнжа, но Антонин так забавно оправдывается почему он остался жив, что мне даже самому захотелось исправить самое досадное упущение прошлого вечера. Ой, я снова забылся, самое печальное, это конечно же потерянный артефакт. Необходимо не забыть печально вздохнуть в конце отчета Долохова и не засмеяться. Но стоит добавить серьезно моим размышлениям, вероятнее всего я здесь совсем неспроста. Пока я не узнал причин, по которым Министр одарил меня столь щедрым подарком - стоит помалкивать. Да, молчать сейчас будет правильным решением. Обводя взглядом всех присутствующих, я невольно жалею о принятом решение. Что если бы мне позволили задать один вопрос? Если бы кучка высокопоставленных задниц забыла о том, что я простой невыразимец и дала бы мне слово.  Стоит лишь мечтать, но не сильно увлекаться.  Я снова смотрю на тебя, не понимая, кто же ты. Встречаясь взглядом с тобой, мне кажется, что причина незапертой двери в моей кабине, прямо сейчас смотрит на меня. Возвращаясь к теме рассуждений, единственным моим вопросом был бы: Какого черта ты тут делаешь?

Отредактировано Albert Fawley (2014-02-10 03:53:41)

0

6

Eldritch Diggory
Английский Министр Магии - Элдрич Диггори впервые в жизни не знал, что предпринять. Он сидел в глубоком кожаном кресле в своем кабинете и с безликим взглядом следил за стрелками часов, спешащих к полудню. Элдрич Диггори был поднят тревожным сообщением посреди ночи, но собрать сотрудников смог позволить себе только днем. Элдрич Диггори не видел в живую разгромленный отдел, главный отдел Министерства, но колдографии, которые принес ему помощник, удручали гораздо больше, чем можно было себе представить.
Первым на совещании появился... Нет, Элдрич Диггори уже не помнил, кто появился первым. Это его не интересовало. Он трясся за то, чтобы информация о жертвах не просочилась в прессу. Чтобы информация о хроновороте не просочилась.
- Итак, дамы и господа, благодарю за своевременное появление. Надеюсь, все понимают по какому поводу мы здесь собрались,- голос Диггори звучал неуверенно. И он злился на себя за эту слабость.  -  Более ожидать отсутствующих не будем. Начнём. Хотелось бы услышать последнюю информацию о состоянии пострадавшего отдела,- глава Аврората безбожно опаздывал. А стрелка часов пересекла двенадцать еще пять минут назад. - Желающие начать есть? - желающих нет, Элдрич Диггори сам назначает начинающего. - Господин Долохов? - единственный выживший из присутствующих на вечерней апробации артефакта. Элдрич внимательно слушает своего подчиненного. Элдрич начинает говорить.
- Вашему везению можно позавидовать, господин Долохов, - хмуро отвечает Диггори. - Мистер Фоули, у вас есть добавления? - он спрашивает еще одного сотрудника из Отдела, не находя другого варианта, не обращая внимания на появление Лестрейнджа в кабинете.

0

7

Эйдан шагает быстро - не настолько, конечно, чтобы оказаться человеком в спешке, но и не настолько медленно, чтобы показаться равнодушным к тому, что аврорат вызвал его, не дождавшись утра, начала дежурства; Эйдан все хватается за рукав или застежку мантии, потому что он зашел в штаб всего на минутку, а теперь идет на совещание, и из всего рассказанного ему он смог осмыслить лишь тот факт, что в Министерстве, в боггартовом Отделе Тайн были грабители? взломщики?, сумевшие устроить взрыв и ранить несколько людей. "Хорошо, что Амелия не в Отделе Тайн. И брат", - отстраненно думает Эйдан, он очень жалеет, что не договорился неделей раньше поменяться с кем-нибудь сменой, и очень радуется, что у его брата и сестры не случается (обычно) ночных дежурств. Эйдан любит свою работу - в том смысле, конечно, как любят свою работу те, кто знает, что она полезна, и знает, что выкладывается на ней на полную, но при этом не может назвать это "своим призванием"; но это точно не та причина, по которой он готов сидеть в штабе день и ночь, не выходя на положенный отдых. Несколько дней после окончания дежурства - тягостный, ужасно длинный срок, и Эйдану нечем себя занять. Он мог бы поразмыслить над тем, в какой же это момент все его увлечения и интересы сузились до одной изматывающей работы, но ему очень не хочется знать ответ. Ни сейчас, когда он входит в кабинет и молча приветствует министра, ни после.
На собрании были сплошь знакомые лица, правда, нельзя было сказать, что видеть их было приятно. Вон местные шишки, и даже самодовольный Лестрейндж появился - опоздал; и столь же непонятные, следовательно не особенно симпатичные, невыразимцы (говорят они, конечно же ни о чем - все играют в секреты). Слава мерлину, Амелия тоже тут - Эйдан незаметно улыбается ей и в душе надеется, что она не заметит следов бессонницы. Но она слишком занята протоколированием собрания, и легкая радость быстро угасает. Эйдан снова давит старые мысли о том, как хорошо было бы запретить ей тут появляться и отослать куда-нибудь в тихое и безопасное место, может, даже вместе с Эдгаром; но Эйдан обещал себе не играть в главного и не решать за других. Он готов поклясться, что хоть однажды похожие мысли о нем появлялись и у сестры - и готов признать, что сам бы он ни за что не согласился на такой расклад.
Эйдан замечает, что он, в принципе, не один такой обычный работник здесь, и это даже странно; похоже, у Министерства ощутимые проблемы с человеческими ресурсами. Долохов говорит как раз об этом - теперь мало людей, отдел не сможет работать... Едва ли будет заметная разница для всех остальных. До этого существование Отдела Тайн проявлялось лишь формальностями в бумагах.
Он слушает доклад Долохова, если, конечно, общие и очевидные фразы можно назвать докладом. Тот ничего не говорит по существу, упоминает жертвы и "остается надеяться, что артефакт работает неправильно", и даже дошкольник задал бы вопрос: "А что был за артефакт? Кто мог бы им заинтересоваться?". Эйдан промолчал, но раздосадованно подумал, что если в Отделе Тайн рассуждают таким образом, то все замнется одним лишь восстановлением помещений и прочими формальностями. "Им не кажется, что все это гораздо менее существенно? И откуда вообще стало известно про артефакт, если внутри одного-то Министерства о работе их отдела никто ничего толком не знает?", - Эйдан смотрел на невыразимцев, будто ответ на этот вопрос появился бы на их лицах. Неприятное ощущение того, что (как обычно) тут ведется игра закулисная, начало подтачивать внутри.
- Вашему везению можно позавидовать, господин Долохов, - и Эйдан мысленно усмехнулся. "Не только везению, но и спокойствию". Интересно, что же теперь важного расскажет Фоули - конечно же, ничего; так что скорее интересно, как он сможет ничего не рассказать и при этом не повторить в выражениях своего коллегу.

+3

8

Личина Лорелеи Рассел подходила Роксане как нельзя лучше: незаметная для коллег, неразговорчивая, но самое главное, похожая на многих, и поэтому привычная для всех. По этой причине мало кто обратил внимание на торопливо идущую женщину с обеспокоенным, но немного отсутствующим взглядом, и только охранник бросил дежурную фразу «Доброе утро, мисс Рассел». Каким-каким, но «добрым» это утро никак не назовешь.
Отдел Тайн для остальных работников Министерства был местом непостижимым, где якобы проводят невероятные эксперименты и создают оружие разрушительной мощи. Наверное, поэтому новости и слухи о погроме в этом отделе так быстро разлетелись по всем Министерству. Так, Роксана лично слышала, как один маг уверял своего друга, что «чертовы невыразимцы испытывали новое заклинание, способное уничтожать одновременно нескольких волшебников, но у них что-то пошло не так». Впрочем, поначалу она сама не знала в точности, что произошло, так как записка из Министерства была в высшей степени содержательной. «Лорелей А. Рассел следует немедленно явиться в Министерство Магии». И все. Тут не нужно было быть гением, чтобы понять: случилось что-то серьезное, в конце концов, ее бы не заставили выйти на работу в выходной.
При виде своего непосредственного места работы, первая ее реакция была из разряда: «что тут, черт возьми, произошло?!». И ситуация оказалась куда хуже, чем поначалу думала Роксана, что доказывали пятнадцать трупов, отдел, как будто переживший нашествие великанов, и, в довершении, пропажа могущественного артефакта. «Замечательно. Глупцы в атриуме даже не знают, в какой опасности находятся они, их семьи, впрочем, они и не узнают, учитывая нынешнюю политику министра». Женщина слышит тихое покашливание за спиной:
- Мисс Рассел, вам следует пройти на первый уровень, работников Отдела Тайн министр созывает на совещание.
Роксана в ответ лишь кивает аврору, этого следовало ожидать: Диггори попытается узнать, что случилось и что ему делать. По сути смысла в собрании не было, так как все предельно просто – найти артефакт, сделать жертвы ее коллег не напрасными. Как бы пафосно не звучало, но смерть половины сотрудников – серьезная утрата, которую будет сложно восполнить, потому как эти люди обладали знаниями, что доступны не каждому. Можно сказать и про друзей, с которыми она трудилась бок о бок, но это была бы ложь: Лорелея Рассел интересовала их исключительно, как специалист, не более. И все же их смерть подействовала на Роксану угнетающе: этих людей ждали дома, они были кому-то нужны. Тут же появилось чувство похожее на то, что испытывает человек, когда понимает, что мог погибнуть, но по счастливой случайности был в другом месте. Он невольно начинает верить в судьбу. От полного погружения в размышления о фатализме и перипетиях судьбы, Роксану отвлек холодный женский голос, оповестивший, что она прибыла на уровень один, где располагались Министр магии и обслуживающий персонал. Немного опаздывая, Роксана, тем не менее, не боялась гнева Элдрича Диггори, после увиденного сегодня, его возможная триада о непунктуальности покажется детской.   
Пожалуй, внимания на нее не обратили, так как все изображали заинтересованность банальными словами министра. «А лица знакомые...». Радовало то, что «жертву» для допроса министр выбрал сразу же, похоже, сегодня «сильный мира сего» решил обойтись без пространных речей. Слушая доклад Антонина, который, как оказался единственным выжившим, она с трудом сдерживала смех: «Так правдиво, только чуть не хватает страха, но они будут считать, что это шок». Было бы забавно, если присутствующие узнали, что в этом кабинете, прямо сейчас находится, по крайней мере, один Пожиратель. Однако с осознанием, что теперь Тот-Кого-Нельзя-Называть не просто владеет артефактом, он знает, как им пользоваться, было уже не до смеха. Время – вещь могущественная и способность волшебников влиять на него в разы опаснее любого оружия маглов.

+3

9

Лист пергамента жадно пожирает пламя. Уже скоро, на серебряном блюдце, на котором догорало послание, остались только исчерна-серые перья, слова на которых различить не представлялось возможным. Вот и прекрасно, достаточно было и того, что они отпечатались перед её внутренним вором и деваться никуда не собирались.
«Министр Магии просит явится главу Магических игр и Спорта на срочное совещание».
И только. Почерк был незнакомым, за это можно было поручиться, ведь нескольких лет вполне хватило, чтобы Ирма научилась распознавать каракули своего зама, и узнала бы их где угодно, бросив на них один единственный взгляд. Сейчас же ведьма лишь задумчиво всматривается в только что сожженное послание, словно оно могло бы сказать ей что-то еще. Но, как и предполагалось, сгоревший лист пергамента молчит. Взор скользит дальше, спотыкаясь о письменные принадлежности: пресс-папье и печати, перья и чернильницу, но этот ритуал не изгоняет странное ощущение, словно самое главное от неё утаили, а потому Ирма бросает это занятие и направляется к камину.
Где-то на периферии сознания рождается смутное ощущение, которое подсказывает, что к отправлению в Министерство Магии в первый же день только что переступившего порог 1979-го года, следует относиться как минимум двояко.
«Не на Рождество, и на том спасибо», – успевает подумать мадам Блэк, прежде чем бросить в камин гость летучего пороха. Волшебница исчезает в зеленом пламени, и через несколько мгновений, появляется в собственном кабинете. Она небрежно отряхивает дорогую мантию, а затем осматривается. Почти все как всегда, словно ничего и не произошло. Только на мгновение, краем глаза, она выхватывает несколько писем на краю письменного стола. И судя по всему, ответ желают получить именно от неё, а не от её секретаря или заместителя.
И, вопреки ожиданиям, если дело действительно не терпит отлагательств и без неё его ну просто никак невозможно уладить, ответ будет получен лично от Ирмы, которая, вполне возможно, даже прибудет на место назначения, чтобы проконтролировать процесс выполнения. Пусть в мелочах она была и остается неисправимой эгоисткой, это не касалось чего-то, что действительно имело значение.
Собственно, эта её черта характера, отчасти, и заглушила возможные негодования из-за вызова в Министерство первого января. Что-то случилось, и это явно не относилось к того рода происшествиям, от которых можно было без зазрения совести отмахнуться, словно от назойливого насекомого. Тут дело было как минимум в корнуольских пикси, от коих избавление предстояло быть гораздо более кропотливым.
С этими мыслями, Ирма поворачивает ручку двери своего кабинета и покидает его, выходя в коридор. Кивком поприветствовав заместителя и какого-то мужчину, который беседовал с ним, миссис Блэк уверенным шагом направилась в «лабиринт», который должен привести её к минотавру, на которого министр Диггори, откровенно говоря, походил мало.
Не глядя по сторонам, волшебница легким и уверенным шагом прокладывает себе дорогу. То, как основная масса сотрудников реагирует на её появление, говорило о многом. Посвященные знали, как обстоят дела в кругах, где вращалась Ирма Блэк, и если она явилась на работу именно сейчас, это означало, что стряслось нечто необычное. Все прекрасно знали, что поводов появляться на работе у волшебницы было всего два. Организация Чемпионата мира по квиддичу и Турнира Трёх Волшебников. И к этим двум событиям, миссис Блэк относилась с должным усердием. Так что же могло вытащить главу Магических игр и Спорта из своего поместья и заставить явиться на совещание к Диггори? Ведь явно нечто из ряда вон выходящее.
Почти бесшумно закрыв за собой дверь кабинета министра, скрывшую её, наконец, от любопытных взглядов, и бегло, скорее по привычке, осмотревшись по сторонам и расположившись в одном из кресел, Ирма понимает, что поспела как раз вовремя. Именно сейчас, уже после официальных докладов и сухой статистики, перейдут к самому интересному. Если, конечно, многоуважаемый министр осмелится задать соответствующие вопросы, и, самое главное, услышать ответы на них. Если же нет – будет время поскучать, а потом, возможно, поговорить с Лестрейнджем и выяснить, что же все-таки произошло. Как ни крути, но на неофициальную версию произошедшего всегда стоило обращать большее внимание. Кроме того, главам двух отделов министерства будет что обсудить и кроме этого. Тем более, если они родственники.

+2

10

Важно: вопрос Министра к Альберту переадресовывается на Роксану Долохову (Лорелею Рассел). Министр ждет ответа.

Журналист под личиной Бартемиуса Крауча.
Вырядиться главой начальника отдела - идея глупая и рисковая, но сейчас я - Бартемиус Крауч, уверенно шел в кабинет Министра Магии. И мне было необходимо сжиться с этой ролью.
Мои коллеги ждали сенсационный материал в газету и подвести их было нельзя. И, вообще, честно, я проспорил. Меньше пить надо. Я поспорил, что проберусь в Министерство под оборотным зельем и достану все последние новости. И когда мы по своим каналам узнали о взрыве в Отделе Тайн, настал момент выполнять обещание.
Заседание уже началось и я постарался как можно более невозмутимо себя вести. Я сел рядом с Амелией Боунс - она же заместитель Крауча, понимая, что не пропустил ничего особенно важного.

0

11

Собрание проходит в привычном режиме. Каждый из участвующих бодро несёт чушь и плетет паутину лжи. Кто видел? Что видел? Какие итоги? Не видел, не знаю, вот сводная статистика. А статистика - это чушь, голые цифры лишенные каких либо фактов. Если бы кто-нибудь удосужился заглянуть в её записи, то увидел бы там список дел, которые нужно сделать, формулы заклинаний и список зелий, которые нужно заказать. В котором часу заканчивается сей балаган? Почему в кабинете не предусмотрены часы, жаль, жаль... кажется, встречи можно переносить на завтра. Спектакль обещает затянуться. Выводя закорючки, строчки, она в пол уха слушает доклад Долохова. Отдел разрушен. Повод устроить реставрацию некоторых помещений. Сотрудники убиты. Почтим их минутой памяти. Кадры утеряны, жаль новое поколение ещё не накопило опыт и знания да и не всегда стремится. Артефакт утрачен. А это и гиппогрифу понятно, не просто же так Опозиция полезла по подвалам Министерства Магии гулять. Или просто? Так, проходили мимо, решили заглянуть на огонёк и чашечку чая, поспорить на философские темы. Во мнениях разошлись, словесную грань перешли, молодецкая сила взыграла и схватились за палочки. Наколдовали на так, что там уголовный кодекс обещает как минимум лет двадцать курорта в Азкабане, а то и на вечную прописку тянет. Красота. Итак кто будет следующим? Может Альберт? Фоули молчит, видимо не его смена была, не его. Жаль жаль, дополнил бы сказочку Антонина. Кто же правду на таком собрании скажет? Самый секретный отдел, будет еще одно при закрытых дверях, сети заклинаний и вот там уже всплывут все детали. Начальству так и скажу. Деталей нет. Дело плохо. Отдел разрушен, кадры утеряны, текучка ужасная. Ничего нового. А вот и господа опоздавшие. Приветствуем Отдел Происшествий и Катастроф в лица Лестрейнджа, недавно с Беллой столкнулась, долго еще эта фамилия будет у неё вызывать желание выписать орден на арест и приличный срок. Чудесная девушка, ничего не скажешь... Два курса разницы спасли от Азкабана. Не буди в бурундуке василиска, не буди. Очередная пометка с инициалами и отделом. Раз. Кто будет следующим? Может кто-то из глав. К сожалению нет, слово изволит молвить начальство. Элдрич Диггори безусловно хороший маг, политик, но со своими подчиненными, как и всем до него и после него ему не справиться. Привычка опаздывать и выступать свадебными генералами основная черта любого министерского работника. Амелия ставит крестик и решает, что ей больше нужно глоток мандрагоры и сыворотка правды. Конечно, последнее лучше, но с учётом недавних встреч первое пригодится быстрей. в сотый раз хлопнувшая дверь вызывает желание сползти под стол, когда она ловит улыбку Эйдана. Сегодня работа, завтра работа, бумаги, очередной закон, совещание и когда же они последний раз виделись? Не помню. Стыдно признаться, хочется схватиться за голову и закричать. Он разошлись по разным углам, диагоналям и параллелям. Это семья? Надо бы пригласить его на чай. Брата. На чай. Пора признаться себе в проблеме. Пора что-то решать. Пора хотя бы кивнуть в ответ и отослать ответную улыбку. Я скучаю. Признание проблемы уже путь к её решению, ещё бы вытащить Эдгара, ещё бы... очередное имя и аврорат. Шаги Лорелеи Рассел, если она не путает имя, видела всего пару раз и те по работе, отвлекут от не тех мыслей, мыслей для которых не то время. Последней, кажется последней, станет Ирма Блэк - Отдел международного магического сотрудничества. Ещё две точки и список полон. Что было сказано? Что не прозвучало? Смысла нет. Подобные собрания лишь показывают реакцию, её наличие, но редко ведут к результату. Простите господин Министр. Она шелестит листами бумаги. Она сверяет сводки, проверяет имена, факты, перечень разрушенного и хочется узнать, почему эти бумаги попали к ним, а не в Отдел Кактасроф. Очередной бумажный переплет, но им ведь они тоже нужны. Правопорядок. Право порядок? Да уж, действительно, какой порядок. Кто-нибудь тресните её, у неё поезд сошел, с привычной колеи сошел. Вернемся к нашим героям, разрушенному Отделу и погибших. Надо разобрать завалы, устроить похороны, помочь семьям и вернуть артефакт. Составить ещё один список, составить ещё один рецепт и тех кому стоит отправить письма с весточкой, - "Прости, давай завтра". День, определенно удался. За всем этим Амелия упустила тот момент, когда явилось непосредственное начальство в лице Бартемиуса Крауча старшего.Странно, странно, обычно... да, не зря взрыв прогремел. Кивок, и снова обратиться в слух. Ну вот, а она почти вспомнила рецепт пирога.

+3

12

Откровенно говоря, идея этого совещания была не до конца понятна Роксане. Его концепция совсем не учитывала один крайне важный фактор – почти все работники Отдела тайн находились под так называемой подпиской о неразглашении, той самой, что гарантировала секретность всех исследований. Таким образом, присутствующие могли рассчитывать только на общую и довольно скудную информацию, из которой нельзя сделать верные выводы, а отсюда следовало, что пока ждать адекватной реакции не стоило. Поэтому можно было предположить, что это собрание не принесет реальной пользы: пустая болтовня и никаких действий.     
Добавления? О, конечно, они есть. Если бы Министерство не было столь беспечно в вопросах безопасности, то, возможно, и вовсе не пришлось бы ломать голову над извечным вопросом: а что же, собственно, делать? Разумеется, место, где хранятся пророчества, маховики времени, различные артефакты, совсем не требовало охраны. «Глупо». В военное время тактика «изображай, что ничего не происходит», в конце концов, может привести к катастрофе. Впрочем, а не произошла ли она, когда похитили артефакт? Во всяком случае, правительство пока функционирует и, следовательно, есть небольшая надежда, что все встанет на круги своя. «Пока функционирует… если не изменить некоторые вещи, то Министерство развалится само, без чьей-либо помощи». Однако субординацию никто не отменял и перспектива вылететь с работы, а, значит, остаться без хлеба насущного, совсем не кажется привлекательной, поэтому Роксане приходится покачать головой и тихо сказать:
- Боюсь, что мне нечего добавить, министр.
Увидев в лице Диггори мелькнувшее разочарование, Роксана лишь нахмурилась: а что он еще мог ожидать от нее, если во время нападения она была дома, празднуя, как и все нормальные люди, новый год? К тому же все, что нужно было уже сказано. Внимательно всмотревшись в изнеможенное лицо Эдрича Диггори, Роксана увидела только разбитость и некоторую потерянность. «Он не знает, что делать, что предпринять». Раздражение сменилось чем-то похожим на сочувствие – на этом не самом решительном человеке лежала слишком большая ответственность, ему приходилось думать не только о себе и своей семье. «Честным и растерянным людям нет места на политическом Олимпе, Министр». Возможно, в мирное время он и смог бы проявить себя, но сейчас стране необходима сила, решительность. А пока жителям Туманного Альбиона остается ждать личной инициативы авроров и работников отдела магического правопорядка, надеясь на их ум и преданность делу.   
А что она? Не из-за ее ли молчания происходит подобное? Чудесная сделка в духе Фауста и Мефистофеля с собственной совестью, ради туманной картины тихой жизни без войны в будущем, уже не кажется такой удачной. Пока ей достались только смятение и постоянное беспокойство, а эта угнетающая неизвестность, когда не можешь даже предположить, что будет завтра, так и осталась при ней. Нет, она была сегодня слишком задумчива, постоянный самоанализ до добра не доведет.
Дверь отворилась, и, входя в кабинет, Бартемиус Крауч нарушает тишину. Многим глава отдела магического правопорядка был неугоден, его законы называли слишком суровыми и жестокими, но они могли бы исправить сложившуюся ситуацию. «Что ж, возможно, хоть теперь дело сдвинется с мертвой точки».   

+1

13

Казалось, с того момента, когда магическая элита заговорила о Темном Лорде, прошла целая вечность. В самом начале, когда достоверные факты были роскошью (которой они продолжают оставаться для многих, исключения составляют лишь находящиеся по обе стороны баррикад волшебники и волшебницы), когда ходили лишь слухи, преувеличенные и переиначенные, чистокровная аристократия в один голос заявляла, что весь этот фарс, не более чем политические игры, которые преследуют единственную цель – демонстрацию силы очередного Министра Магии. Победив кого-то иллюзорного, но нагоняющего, тем не менее ужас и страх на всю Магическую Британию, глава правительства мог позволить себе ненадолго расслабиться или же протащить в министерстве какой-либо закон, пользуясь случаем и положением «спасителя» . Не стоило даже сомневаться, что уважаемый Министр был не только пресловутым избавителем, но также и создателем «чудовища».
Кажется, именно тогда впервые в одном из светских салонов, дамы и господа решили поговорить на тему «Каким должен быть политик, если он хочет заслужить доверие». Чего только Ирма тогда не услышала.
Первым, кажется, взял слово Эйвери, разумно предположив, что политик, которому он поверит, обязан быть мудрым, хладнокровным, жестким и милосердным одновременно, твердым и компромиссным, грамотным в политической и экономической областях, а кроме того умеющим принимать решения и нести за них определенную ответственность. Булстроуды также включились в разговор, отметив, что, во-первых, у такого человека, политическое возвышение в частности, и политическая карьера вообще, должны были быть не слишком полна обмана, ведь политика без часто невыполнимых предвыборных обещаний – явление крайне редкое. А во-вторых, чисто психологически он должен быть «своим», похожим на надежного, своего человека. Мальсибер не преминул высказаться в пользу того, что политик во все времена должен обладать дальновидностью, жизненным опытом, наряду со способностью к новаторству в подходящий момент. Кроме того, должен быть созидателем, который умеет жертвовать своими личными интересами в угоду национальным, но при этом учитывать и мнение меньшинства, по возможности. Миссис Гринграсс была в своем репертуаре, и внесла разнообразие в образ «идеального политика», сказав, что он должен быть внимательным, доброжелательным, милосердным, аристократически воспитанным и очень объективным. Треверс кратко высказался, что доверять он будет политику, чьи слова не расходятся с делом. Яксли в своей манере отшутился, сказав, что политический деятель должен быть честен, любим своим народ и внушающим доверие, но любой, кто обладает такими качествами не будет политиком, просто не сможет...Потому что не выживет. Селвин заявил, что в первую очередь он должен быть уверенным в себе, в своих суждениях, обладать сильными лидерскими качествами и просто обязан быть человеком слова.
Было еще много слов о честности, порядочности и прочей ерунде, которую магическая аристократия могла купить за галеоны во все времена и при любых Министрах Магии. Высказались все, кроме самой Ирмы. Когда же собравшиеся решили полюбопытствовать, что должен сделать политик, чтобы заслужить доверие миссис Блэк, ведьма ответила, что сам он не должен делать ровным счетом ничего. Только стратегически мыслить и знать множество людей, которые знают, как провернуться все, о чем он только попросит. Крауч тогда усмехнулся и как-то очень понимающе, можно даже сказать по-отечески, взглянул на Ирму. Когда же вечер подошел к концу, Бартемиус, в прощальной речи, решил искусно завуалированным намеком выразить понимание и почтение, обронив, что сожалеет, что Блэки и Краучи, по ряду причин, не могут выступить единым фронтом, чтобы добиться от Министра более решительных мер. Ведьма же заверила, что главе отдела магического правопорядка, не стоит так недооценивать себя. Имея столько врагов, просто невозможно быть неспособным на действия, которые у многих расходятся с моралью, но остаются при этом довольно эффективными. Это в понимании миссис Блэк и означало «решительные меры».
Поэтому, когда мистер Крауч решительным шагом вошел в кабинет Министра, Ирма даже не сомневалась в том, что вот-вот начнется самое интересное. Того же мнения, судя по всему, были и многие другие собравшиеся.
«Внесите ясность, Бартемиус. Вы это умеете».

0

14

офф

Если меня занесло "в не туда" - пинайте, исправлю.

Рита...
Вот куда ты опять лезешь? Почему не воспользоваться старым проверенным способом? Насекомым вход в министерство строго запрещен? Не смеши, ты давно нашла способ как это правило обойти. Но тогда... кутить надо меньше! И спорить. Думать головой надо, а не так, как ты. Эээх...
С другой стороны, это все было очень во время. Главное не пропустить время приема новой "дозы" зелья. "Помни об этом, помни и сильно не увлекайся. Сейчас это не ты. Не ты. Ты знаешь, как он себя ведет, ты знаешь о нем все, а значит справишься с этой ролью. Справишься, Рита." Но почему тогда мокрые ладошки? Не ужели это происшествие так задело Бартемиуса Крауча? Будем надеяться что да...
Да, черт возьми! Столько трупов! И пусть это не его отдел так налажал, это не важно. Разбираться то ему! А Отдел Тайн и так постоянно влипает. У них там вечный бардак, не то что у него, в его ведомстве. Все по струнке ходят и... О чем это я? Важно то, что она узнала об этом во время. Пять личных писем, от информаторов. Пять! И еще два пришли в редакцию! А там... там к ее приходу уже было все готово. Выпить, переодеться и пойти. Глупый, глупый спор! И совсем не важно, где в этот момент находится сам Крауч.
Пока он шел до кабинета, ему вручили несколько отчетов о том, что произошло этой ночью. Сдержанно кивнув в знак благодарности, и слушая "сплетни о произошедшем", Рита засунула свой нос в отчеты. "Не пррррыгать! Не пищать! Тихо, малышка, тихо!" Раздавая себе мысленно команды и подзатыльники, Рита с жадностью во взгляде изучала документы. И зачем ей это собрание? Этой информации уже хватит как минимум на пару статей!
Но идем дальше... До конца!
Естественно она не успела к началу собрания. Но это ничего, начальство не опаздывает, оно задерживается. Появившись в дверях, Барти окинул всех строгим, возмущенным взглядом. Последние реплики он слышал еще находясь за дверью и... да ни черта тут нового не сказали. Она и так все узнала из утреннего отчета. Плохо товарищи, плохо.
"Не закидывать ногу на ногу! Не закидывать!" 
Очередная команда самой себе, а затем кивок Амелии.
С характерным звуком папка с отчетом легла на стол. А Бартемиус оказался на свободном месте рядом со своей сотрудницей. "Ничего не перепутала. Умница Рита, все правильно делаешь." Вот только взгляды направленные на него, ей совершенно не нравились... "Ну и чего мы все так на меня смотрим? Дементр меня за ногу! Я ж начальник! Ваааашу!"
- Кхм... - привлекая к себе внимание и вопросительно приподняв бровь, Бартемиус посмотрел на министра и получив разрешение на речь, обратился к остальным. - Я не могу назвать это утро добрым, но все же, хочу поздравить всех с наступившими праздниками. Happy New Year. - после чего, Рита открыла папку и с деловым видом, заглянула в бумаги. - А так же принести свои соболезнования отделу тайн, и всем нам. Все. Вступление окончено. Теперь работа. Узнать как можно больше.
- Мне очень хотелось бы узнать, что сделано для того, что бы выявить преступников? Времени с момента происшествия прошло довольно много. Да, данные о погибших его интересовали, но это не было самым важным. - И еще один нюанс. Почему я об этом узнал только утром? Судя по отчету - Барти взял в руку лист бумаги и помахал им в воздухе. - с момента взрыва прошло около десяти часов! Какие меры были приняты, и почему об этом ничего тут нет? - он вновь приподнял лист и тут же положил его обратно. "Фу какая мерзость!" - Рита только сейчас заметила руки этого... этого Крауча. И да, ей слегка стало не по себе... "И это я?! Караул!!!"
Она очень надеялась, что этого никто не заметил, но... в общем продолжаем держать "морду кирпичом". Это не она. Это Крауч. И он не доволен.
Играй, Рита, играй!
- Ну так, кто меня проинформирует?

Отредактировано Rita Skeeter (2014-04-27 21:29:06)

0


Вы здесь » HP: Semper virens » Сюжетные квесты » Явление II. «За закрытыми дверьми»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC