HP: Semper virens

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Semper virens » Сюжетные квесты » Предыстория. «Урок астрономии»


Предыстория. «Урок астрономии»

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://s7.uploads.ru/APJsL.png
«Урок астрономии»

Говорят, что в первую ночь, когда ярче всего сияет звезда Бетельгейзе, всегда случается что-то ужасное. Что, если волшебники Отдела Тайн, работавшие не покладая рук, решат испытать новый артефакт, не поверив в приметы? Большой взрыв в Министерстве привлекает внимание всех неравнодушных: как мухи на мед, узнав о причинах, слетаются туда и Орденцы, и Пожиратели Смерти. Большой взрыв продолжает огромное по размаху сражение между двумя противоборствующими лагерями.
А вы все еще не верите в чудесную ночь года, освещенную светом коварной звезды Бетельгейзе?

» место действия: Отдел Тайн
» дата и время действия: 01. 01. 1979, 01:00 - 04:00
» памятка: порядка написания постов нет, но колдомедик, по закону жанра, появляется ближе к концу, а первым отписывается Антонин Долохов, как работник Отдела Тайн
» участники: Marlene McKinnon, Lily Potter, Sirius Black, Remus Lupin, npc, Antonin Dolohov, Rodolphus Lestrange, Alecto Carrow, Lucius A. Malfoy, Andromeda Tonks

0

2

Работа в ночную смену в Отделе Тайн не была чем-то из ряда вон выходящим, но и редко бывало, чтобы сразу несколько сотрудников оставалось в Министерстве не на дежурство, а на реальную работу,сопряженную с исследованием и артефактологической практикой. Долохов с неудовольствием наблюдал за тем, как нервно ходит по кабинету один из его коллег, и как нарочито методично подготавливает рабочее место - другой. Все были якобы заняты делом, когда как Антонин молча наблюдал за их действиями, сидя в углу помещения. Зачем испытывать новый артефакт в первую ночь года, Долохов искренне не понимал, тем более, зачем выдергивать половину работников по среди ночи. Сотрудники тряслись, мысленно вспоминая приметы, но внешне делали вид, что все это глупость, из-за которой нельзя подрывать рабочий процесс. Как бы не так. Артефакт должен был получится весьма мощным, если никто из сотрудников не ошибся в расчетах. После проверки на практике Антонин намеревался подать окончательные сведения Темному Лорду (об испытании Вольдеморт уже давно был осведомлен), в конце концов, он же не мог просто унести артефакт с работы: начались бы проверки, супруга бы чего-нибудь ляпнула, ну и так далее по списку. - Аккуратнее, - не выдержав произнес Долохов, наблюдая за тем, как неосторожно один из сотрудников извлекает могущественный предмет и устанавливает его на заранее подготовленное рабочее место. Никакой плавности. Угробят его сейчас, ничего не останется ни от артефакта, ни от невыразимцев.
В итоге, с горем пополам, артефакт был готов к своему первому испытанию. Начальник отдела объявил перекур и ушел восвояси, чтобы, в большей степени, хоть немного расслабиться самому. Крайне нервная работа. За мало-мальский провал ему министр лично голову снимет, а после этого никакого продвижения ни у него, ни у его семьи не получится. Чиновник. Они все вечно трясутся над своими местами больше, чем над родными детьми. Еще раз с сожалением глянув на артефакт, Антонин вышел из помещения, но только успел он подойти к лифту, как раздался ужасный звук взрыва. Вот и началось веселье. Долохов достал волшебную палочку и быстрым шагом вернулся назад. Он осторожно открыл дверь, навстречу повалили черные клубы. Все помещение заволокло дымом, в отдалении виднелось пламя. Нескольких невыразимцев отбросило ударной волной по углам комнаты, Антонин присмотрелся: не шевелятся, возможно, и не живы. Честно, сказать, самочувствие их не особо интересовало Пожирателя. Мужчина произнес заклятье, чтобы убрать запах гари: дышать стало гораздо легче, заодно, еще и посветлело. Антонин осторожно приблизился к артефакту, который, как оказалось, остался полностью цел и невредим. Хорошая новость, теперь самое время сообщить Темному Лорду о том, что сейчас идеальный момент для того, чтобы забрать артефакт в свое безграничное пользование. Все-таки испытать они смогут его сами. А если подобный взрыв - и есть результат испытания, то, что ж, такое оружие не должно попасть в чужие руки. Еще раз оглядевшись и убедившись в том, что коллеги либо без сознания, либо мертвы, Антонин коснулся волшебной палочкой черной метки. Милорд поймет что к чему, а значит, с минуты на минуту здесь появятся другие Пожиратели Смерти. В любом случае, действовать придется быстро, скорее всего, авроры уже оповещены о случившемся, а, значит, возможность встретится с ними достаточно велика, не говоря уже об Ордене, который последнее время постоянно вставляет палки в колеса.
Попасть в Министерство Магии не составляло труда для любого волшебника. Никакой системы безопасности, никакой защиты - полная свобода передвижения даже для пятилетнего ребенка. Открыта возможность и аппарации, и использования порталов - гуляй, не хочу. Долохов надеялся, что Пожиратели прибудут первыми, но одной надеждой сыт не будешь, а потому он держал палочку наготове. Если придут орденцы, исключительно, чтобы отразить нападение. Если придут авроры - увести их как можно дальше от желаемого всеми предмета.
Через несколько секунд послышался первый громкий хлопок аппарации.

+5

3

Прекрасная ночь. Звезды на небе сияют ярким светом,  а снег, заваливший пригороды Лондона, отражает их сияние. Ветра почти нет, лишь легкое дуновенье покачивает заснеженные кроны деревьев. Вид из окна родового поместья Лестрейнджей напоминает чудесную зимнюю сказку, а сам замок – волшебный дворец. 
Лорд Лестрейндж с бокалом огневиски сидел перед камином в своей гостиной. Огонь в камине мирно потрескивал, атмосфера казалось очень уютной. Даже мрачные и холодные стены не могли ее нарушить. Рудольфус читал старинный фолиант темной магии, он был невозмутим и спокоен. Казалось, что хозяин дома просто решил почитать перед сном, однако мужчина был одет в боевую мантию Пожирателя смерти. Дело в том, что сегодня Лорд объявил группе Пожирателей о новом задании. Оно было связано с сильным артефактом, хранящимся в Отделе Тайн. О подробностях Повелитель умолчал, он лишь объяснил, что в случае вызова через Темную метку аппарировать в Отдел Тайн и помочь Антонину Долохову забрать артефакт. Все было предельно ясно, поэтому Рудольфус спокойно и уверенно ждал сигнала. Он знал Долохова очень хорошо, поэтому не сомневался в успехе этого задания.

«Интересно, что же это за артефакт, - думал Лестрейндж, смотря на огонь, - и зачем он Лорду». На самом деле многое не рассказывалось даже ближнему кругу, что раздражало Рудольфуса. Он был уверен, что Лорд не доверяет им много и поэтому его чувства преданности были задеты. Собственно поэтому Пожиратель решил перед заданием посмотреть фолиант по артефактологии. Может он потом узнает в артефакте тот, о котором в недавнее время прочитал. Книга была интересна и увлекательна, в ней описывались различного рода артефакты, в основном темные, их магическая сила и действие.
Время близилось к апогею. Лестрейндж взглянул на брегет, доставшийся ему еще от отца. Сигнала все не было, мужчина знал, что без него он не имеет право аппарировать в Министерство, иначе все испортит. «Ну, давай, Долохов, - мысленно воззвал к своему другу Рудольфус, - время на подходе».  Пожиратель был полностью готов, оставалось лишь спрятать лицо под маской и аппарировать.

Книга морила и тянула в сон, очертания букв расплывались. Лестрейндж задремал, как вдруг метка зажгла и заболела. Конечно, такая боль не осталась незамеченной. Это и был сигнал, сигнал того, что пора начинать. Немедля и без особой возни, Рудольфус шепнул заклинание и изящным жестом очертил его палочкой. На лице появилась железная маска. Ни к чему аврорам, если они вдруг появятся, знать, что один из сотрудников (и не просто сотрудник, а глава целого отдела) их обожаемого Министерства, Пожиратель смерти. Вздохнув, он быстрым шагом отправился во двор имения. На дом были наложены антиаппарационные чары. Выйдя, он аппарировал. Перемещение прошло успешно, и Пожиратель оказался в просторной комнате в недрах Министерства Магии, а именно Отдела Тайн.  Ему на глаза сразу попали несколько тел, были ли эти волшебники мертвы или оглушены, Рудольфус не знал, да и не хотел знать, далее он увидел, что явно здесь что-то произошло: на стенах следы копоти, мебель нещадно уничтожена и отброшена в разные углы комнаты. "Здесь явно был взрыв да еще и с пожаром", - пронеслась мысль в голове мужчины. Потом из полутьмы показался Долохов с палочкой наготове.
- Что здесь произошло? – спросил Рудольфус у друга, его палочка указывала на соратника, он не мог потерять бдительность, убрав ее.

+4

4

Все, о чем я мечтала последние несколько часов, являло собой вид плотной перьевой подушки. Но все это время я коротала в холодной темноте одного из злачных мест магической Британии, пытаясь выудить из очередного упертого волшебника информацию о местонахождении старинного медальона, подчиняющего своей воле любого, на кого только укажет его владелец. Сколько из подобных ему не подверглись пыткам - ничего толкового сказать не могли. Этот бессмысленно кричал уже пятую минуту. А все источники сводили к тому, что артефакт необходимо искать только у одного человека - у Горбина. Это значительно упрощало дело, потребовать нужную вещицу за небольшую, относительно аристократических карманов, плату, не составляло труда, нежели искать волшебный медальон по другим волшебникам или, того хуже, непроходимым лесам. Но нужно быть уверенным.. Я направила волшебную палочку на свою жертву в очередной раз, но у бедняги, к сожалению или счастью, не выдержало сердце. Мертв, как пить дать. Тяжело вздохнув, я без лишних раздумий сожгла труп. На этом можно было бы закончить, вернуться домой, но Темный Лорд уже предупредил нас еще об одном артефакте, который сегодня, возможно, придется похитить из Отдела Тайн. Ясно, почему Долохов не может сделать это один, но совершенно не ясно, как мы должны это сделать, ничего не зная о свойствах предмета. К тому же, я искренне не понимала, зачем нужные могущественные предметы, если всю их работу мы всегда, в итоге, выполняли самостоятельно. Но желание Темного Лорда закон, и, если ему зачем-то нужен этот предмет, я не имела никакого права на сомнения и, тем более, на не повиновение в выполнении очередного задания.
Все мы ждали вызова, но часики тикали, минуты капали, но ничего не менялось. Я уже начала злиться: не люблю проводить ночи вне известности. Но только я убедилась, что не оставила никаких улик против себя, как почувствовала сильное жжение в метке. Наконец-то. Не долго думая, я, скрыв лицо под маской, аппарировала в Отдел Тайн. Место ничуть не лучшее любого переулка, своей способностью к проходимости.
В помещении оставался легкий запах дыма, убранный кем-то с помощью заклинания. Видно было отвратительно - не дальше четырех метров вперед. Подойдя ближе, я смогла различить лицо Долохова. Спиной же ко мне стоял никто иной, как мой муж. Замечательно. Только давайте, ребятки, реагировать быстро, не хочется встречаться с аврорами в эту дивную ночь года. А то ведь, как встретишь, так и проведешь. Что здесь произошло, а, скорее всего, взрыв, меня не интересовало. Тела по углам помещения - если и оживут, то не быстро, нам хватит времени, чтобы уйти незамеченными. - Взрыв, Руди, тебе стоит быть наблюдательнее - усмехнувшись, произнесла я, опережая ответ Антонина, не люблю лишних вопросов, которые и так слишком очевидны. И, не обращая должного внимания на мужчин, я направилась в сторону, где был расположен артефакт. Заманчиво. Только он довольно велик размером, чтобы вот так просто его, мм, стащить. А невыразимцы постарались. Ромбовидный предмет с красивым греческим барельефом, инкрустированным драгоценными камнями. Только не говорите, что это только ради того, чтобы лучше проводились магические импульсы. Всего лишь практическое усиление мощности. Ни за что не поверю. Я еле преодолела желание коснуться артефакта рукой, но вовремя опомнилась: мало ли, возможно те, кто сейчас без сознания в этой комнате, сделали тоже самое. - И как ты предлагаешь его забрать? - спросила я, обращаясь к Долохову. Мне не хотелось оказаться на месте бессознательных или мертвецов.
Тем более, что я вряд ли пришла сюда последней.

+4

5

Очередная, третья по счету чашка крепкого кофе за последний час являлась единственным спасением Алекто от дикого желания окунуться в лапы Морфея. Приказ Темного Лорда в любой момент ожидать вызова в Отдел Тайн накладывал определенные обязательства, и ослушаться Повелителя было бы, по меньшей мере, весьма опрометчиво, даже скорее рискованно, ведь на кону стоит не много ни мало, а твоя собственная голова. За годы служения Волдеморту Кэрроу отчетливо усвоила одно важное правило – хочешь жить, выполняй то, что тебе говорят, и не лезь туда, куда тебя не просят. Простая истина, из-за недопонимания которой уже немало полегло ее «братьев по цеху».
Держа в руках чашку и прохаживаясь по тесной, мрачной гостиной собственного поместья, Алекто то и дело кидала цепкий взгляд на напольные часы. Шел уже второй час ночи, а вестей по-прежнему никаких. Изнуряющая тишина и бездействие угнетало Кэрроу, по своей нетерпеливой натуре любившей быть в самой гуще событий, какими бы чрезвычайно опасными они не были. Возможно, будь сейчас дома Амикус, девушка смогла бы отвлечься от раздражающе - громкого, монотонного тиканья секундных стрелок, но братца, как назло, унесли черти в неизвестном направлении сразу же после дневного собрания Пожирателей. И, потому, все, что оставалось Кэрроу – в одиночку справляться со скукой вкупе с желанием забыться крепким сном.
Внезапно, не успев сделать очередной шаг, Алекто застыла на месте. Изящная, уже ставшая такой привычной боль расплавленным металлом стремительно расползалась по венам, заставляя девушку разжать тонкие пальцы и обхватить горящее предплечье. Где-то на фоне послышался звук бьющегося фарфора, и спустя уже пару секунд на потертом, облезшем от старости ковре появилось отвратительное, черное пятно. Даже не взглянув вниз, Алекто резко задрала рукав свитера и заворожено уставилась на ожившую, все еще пульсирующую от боли метку. Безжалостно втоптав сапогом в пол осколки от чашки, издавшие при этом обреченный хруст, Алекто ринулась к вешалке. С каждой секундой девушку все больше настигало нетерпение и жгучее желание как можно скорее оказаться в Министерстве. Несмотря на то, что сегодняшнее задание казалось не слишком захватывающим дух, Кэрроу все же была рада хоть какой-то активности. Что могло быть проще, чем выступить в роли некоего прикрытия для Долохова и доставить артефакт Темному Лорду в целости и сохранности? Правда, усложниться ситуация могла с прибытием орденцев, хотя, так даже интереснее. Накинув мантию, маску и схватив с колченогой, обшарпанной тумбочки свою палочку, Алекто, крутанувшись на месте, аппарировала в Министерство.
Как только Кэрроу оказалась в Отделе Тайн, в нос тут же ударил не слишком выразительный, но все же  удушливый запах дыма. Было весьма очевидно, что испытание с новым артефактом, мягко сказать, не удалось. Может быть в приметах и есть какая-то доля правды? Недовольно поморщившись и пытаясь разогнать руками густой смог, тяжелым облаком окутавший помещение, Алекто пробиралась на звук голосов, явно принадлежащих Пожирателям Смерти. Наконец, показались и лица. На губах Кэрроу искривилась усмешка, когда ее глазам предстала весьма занятная картина.
- Мистер Лестрейндж, я полностью согласна с вами, что без представителей Ордена Феникса здесь весьма скучно, однако, даже это не повод направлять палочку на своих коллег, – насмешливо протянула Алекто, переводя взгляд то на Рудольфуса, то на Долохова, стоявшего под прицелом. Улыбка девушки стала еще шире, когда она обратила внимание на неподвижные тела сотрудников Отдела Тайн, распластанные на мраморном, холодном полу. Подойдя к одному из них, самому близлежащему, Кэрроу лениво пнула его носком сапога, чтобы удостовериться в том, что, как минимум, их разговоры не подслушиваются. Идиоты, - пронеслось в голове девушки. Тщеславный голосок внутри черствой душонки Алекто буквально верещал о том, что будь она работником Отдела Тайн, то была бы куда более осторожна. И полезна. От подобных размышлений девушку отвлек голос стоявшей поодаль Беллатрикс и,судя по всему, разглядывающей артефакт. Стуча каблуками по мрамору, Кэрроу приблизилась к ней, устремив все внимание на «виновника» произошедших недавно событий.
- Интересная вещица, – как бы между прочим заметила Алекто, имея ввиду не сколько внешний вид артефакта, сколько его загадочные свойства, о которых не удалось узнать даже самым приближенным к Темному Лорду Пожирателям. Вопреки всем ожиданиям, забрать его было не так-то просто, учитывая его несколько габаритный размер. Идей, как таковых, по поводу перемещения необходимой Лорду вещи в голове Кэрроу не имелось, потому она повернулась и выжидающе посмотрела на Антонина, уверенная, что уж он-то точно даст четкие, осмысленные указания.

+4

6

Аврор 1.
Никто не ожидал, что в первую ночь года нашу мерную игру в шахматы в Аврорате прервет экстренный вызов из Министерства, а, точнее, из Отдела Тайн. Чем они там занимаются - никто толком не представлял, ходят вокруг своих вещичек, скляночек, стеклянных шариков, как вокруг священных идолов, да еще и получают чуть ли ни самую высокую зарплату из государственного кармана.
Но экстренный вызов, есть экстренный вызов. Я, не долго думая, вскочил с места, забрал палочку со стола и, дождавшись остальных - а мы все были как сонные мухи - аппарировал в Отдел Тайн.
Отвратительно темно и пахнет дымом. Скорее всего где-то на верхних перекрытиях остался пожар, ведь не могли же они так в одном отделе надымить. Или могли? Я прибавил шагу и оказался в просторном помещении, затянутым мраком. Мои коллеги столпились за моей спиной, а передо мной открылась совершенно странная картина. Четверо волшебников, трое из которых были в масках уже известных нам Пожирателей Смерти, а один - без, о чем-то напряженно беседовали. Один, который без маски, наставил палочку на другого мужчину. Остальные были женщинами, это можно было определить по телосложению и росту, несмотря на то, что все было максимально скрыто. Я решил, что этот, без маски, скорее всего работник Отдела, и что-то охраняет от остальных, но почему тогда не слышно заклятий, боя и прочего? В помещении находились еще люди, но, скорее всего, они все были мертвы. Стоит вызвать колдомедика. Я сделал знак своей коллеге, чтобы она занялась этим вопросом.
Но, если один из этих четверых что-то охранял, то почему остальные не подвергали его ни вопросам, ни пыткам, как они это делают с остальными. И почему стойкий запах дыма и следы взрыва? Неужели они что-то испытывали здесь, сегодня? В ночь под Бетельгейзе? В любом случае, авроры, стоявшие позади меня, придавали мне уверенности.
-  Что здесь происходит? Опустите палочки и проследуйте за нами, - честно сказать, я перетрухнул. Что-то мне подсказывало, что эта четверка, или даже тройка, сдаваться не собирается. А если припомнить их магические способности, то без подкрепления нам, возможно, не справиться.

0

7

Время текло медленно, словно сквозь тяжелое градуированное стекло песочных часов: казалось, что с первого хлопка аппарации до звучания в коридоре тихих и быстрых, но уверенных чужих шагов, прошла целая вечность. Антонин провел палочкой вдоль мраморного пола, произнося заклятье обнаружения, которое, к слову, ничего не дало. Значит, все, находящиеся вблизи артефакта, кроме, конечно же самого Пожирателя Смерти и того, кто все еще спешит сюда по коридору, мертвы. Так гораздо проще, не придется никому стирать память и объяснять, куда исчез огромный по своим параметрам артефакт. Часики тикали. Звук шагов стал значительно громче. Если можно загадать под чертовку Бетельгейзе желание, то пусть это будет хоть кто-то из своих, - успело промелькнуть в голове Долохова и, как ни странно, либо стечение обстоятельств, либо Бетельгейзе действительно смилостивилась, но у входа в помещение показался знакомый силуэт мужчины в маске. Конечно, кидаться навстречу с распростертыми объятьями Антонин не собирался, а то мало ли что. Пожиратель Смерти, а это был скорее всего один из Лестрейнджей, тоже держал палочку наготове. Постоянная бдительность, как любит повторять один способный молодой аврор. Антонин отвели кончик палочки в сторону, когда услышал голос своего приятеля. - Что здесь произошло? - но стоило только мужчине открыть рот, как его подготовленный ответ сломили самым наглым образом. Вот и второй, точнее, вторая, пытающаяся держаться наравне с остальными, и, впрочем, умудряющаяся это делать. Белла прошла мимо, медленно и опасно подплывая в сторону нахождения артефакта. После чудесного ответа сногсшибательно "наблюдательной Беллатрикс", Долохов просто развел перед Лестрейнджем руками, мол - сам все слышал. Взрыв как взрыв, скорее всего просто какой-то из этих мертвецов дотронулся..
- Руки! - бесцеремонно рявкнул Антонин на Беллатрикс, зло наблюдая за тем, как она едва касается пальцами могущественного и нестабильного магического предмета. Как дети малые, только отвернись на минутку, все разнесут к чертовой матери. - Иначе наши мозги будут соскребать с внешней стороны здания, - изрек Долохов с неудовольствием наблюдая появление еще одной взбалмошной особы, но, спасибо, точно последней женщины среди Пожирателей Смерти. Не дай Мерлин и ей отправится к артефакту. - Его нужно накрыть и левитировать. Перемещаться с помощью портала запрещено. Возможность аппарации, - он хмыкнул, - Не предусматривалась, но можно рискнуть при крайних обстоятельствах, - под крайними обстоятельствами Антонин подразумевал только возможное появление представителей Ордена, с аврорами разобраться было в разы проще и без болезненнее. Антонин помедлил, но продолжил, - Кто забирает артефакт, смотрим по обстоятельствам, - он бы все сделал сам, если бы был уверен, что не понадобится помощь в отражении возможных атак. В отличие от всех присутствующих здесь он реагировал гораздо быстрее и надежнее. Долохов, понадеявшись на удачу и на то, что взрыв не задел другие комнаты, призвал к себе, успешно, покрывало, которое до установки на рабочее место скрывало артефакт от любопытных глаз и рук. - Накройте его, - он кинул тяжелую ткань в руки Алекто; хоть какая-то будет польза от этих барышень, крутившихся подле артефакта.
Снова послышались шаги и Долохов наставил палочку в сторону дверного проема, освещая, насколько это было возможно, темноту помещения. А вот и первые нежелательные лица. Что-то долго на этот раз. Аврор, стоявший впереди, молча терял время, нерешительно переминаясь и закрывая собой остальных. Весьма благородно. Аврор слишком долго приходил в себя от зрелища, представшего перед ним, слишком долго думал. Антонин ничего не предпринимал, ожидая реакции от представителя закона. Любой луч заклинания, пущенный в пылу битвы, мог задеть артефакт, а тогда сражение было бы закончено с нулевым и неутешительным счетом для всех сторон. -  Что здесь происходит? Опустите палочки и проследуйте за нами, - наконец очнулся аврор. От Долохова не прошел незамеченным его жест: возможно, послал за подкреплением, возможно, за целителями, им-то они точно понадобятся, если успеют появиться до констатации смерти.

+4

8

Рудольфус, не отрываясь, всматривался в артефакт, он и представить не мог, что он окажется таким. Магическая энергия его была видна невооруженным взглядом, она чувствовалась в воздухе. Смесь тишины и этой бушующей энергии создавал приятную атмосферу, даже несмотря на происшествие, которое здесь произошло. Лестрейндж был рад видеть друга, все-таки Долохов очень результативен, раз все же смог обеспечить доступ к уникальному предмету, пусть даже весьма необычным способом. Пожиратель не опускал палочки, он ждал любого подвоха, любой атаки, ведь сейчас они находились на территории врага. Хоть в Министерстве и работало большинство Пожирателей, здесь работали и авроры, и, возможно, многие члены Ордена Феникса, а с ними шутки плохи.
- Взрыв, Руди, тебе стоит быть наблюдательнее, - раздался до боли знакомый голос с отчетливыми нотками безумия из-за спины. Лестрейндж лишь закатил глаза, да, определенно, без подколов и язвительных замечаний его женушка обойтись не в состоянии. Что же, он уже привык, главное, привык игнорировать их. Долохов развел руками, а Рудольфус лишь махнул рукой. Что поделать? Женщины, они такие, а когда они еще и пожирательницы – туши свет.
- Руки! – раздался резкий голос Долохова, он обращался к Белле. «Все-таки бдительность иногда не помешает, да, Белл?» - пронесся вопрос в голове Пожирателя. Он предпочел сначала все узнать, а уже потом хвататься за сам артефакт.
«Значит, его сила еще могущественнее, чем я предполагал», - у Лестрейнджа зародился нездоровый интерес к этому артефакту. Но он был не глуп и понимал, что раз Лорду он нужен, то стоит лишь взирать на его со стороны. Можно будет потом узнать у Долохова все детали, ведь он, как-никак, занимался этим предметом и изучал его.
Внезапно раздался еще один хлопок, в Отделе Тайн появился еще одна пожирательница – Алекто. Рудольфус был немного раздражен тем, что женщин допускают на столь важные задания. Здесь же нужна мужская жесткость, а не женские чары.
И конечно, без дополнительных комментариев тут не обошлось:
- Мистер Лестрейндж, я полностью согласна с вами, что без представителей Ордена Феникса здесь весьма скучно, однако, даже это не повод направлять палочку на своих коллег, - изрекла девушка, на что ей был дан лаконичный и весьма просто ответ:
- Бдительность, мисс Кэрроу, никогда не помешает…
Женщин сразу притянул артефакт: может потому, что женщины слабы перед драгоценностями, то ли на них так действовала притягательная сила этого мощного артефакта, но суть одна – он обладал достаточным влиянием на окружающих.
Пока Долохов раздавал четкие указания по перемещению объекта, Рудольфус направил палочку на дверь помещения. Он знал, что в этой миссии скорее будет прикрывать, нежели участвовать в перемещении артефакта.
Когда все было готово, внезапно впереди из тьмы показался силуэт. Оказывается авроры все-таки не уснули и явились на вызов. Если они такие, какие попадались аристократу в последних заданиях, то это не проблема.
-  Что здесь происходит? Опустите палочки и проследуйте за нами. Прикрываться и пытаться выйти незамеченными уже не получится. Маски - это с одной стороны прикрытие, с другой - явный сигнал для авроров к действию. А значит, единственный выход - бой.
«Зря», - подумал Рудолфус, он сконцентрировался и прошептал:
- Авада Кедавра. Из его палочки вырвался луч зеленого света в сторону врага. В этой миссии промедление равно неудаче. Поэтому всех, кто попадется на их пути, ожидала лишь смерть.

Заклинания

Авада Кедавра - заклинание смерти.

+3

9

Артефакт притягивал к себе, манил, как манит все запретное и могущественное. Я всегда любила силу и никогда не боялась ее..
- Руки! - великий Салазар, ну зачем же так кричать? Я испуганно отдернула руку, словно обжегшись, но ничего не сказала. К тому же, в зале совсем скоро появилась Алекто, а мне не хотелось демонстрировать при ней свой возможный не профессионализм, я слишком ревниво относилась к своему месту среди ближнего круга, особенно, когда дело касалась присутствия другой женщины. - Иначе наши мозги будут соскребать с внешней стороны здания, - я скривилась. Мне не нравилось, когда к делам обращались слишком серьезно. Тем более, когда дело связано с жизнью и смертью. Моветон, господин Долохов, моветон.
- Для всех будет спокойнее, если с ним аппарируешь ты, - обращаясь к Долохову, высказала я вслух то, о чем, скорее всего, подумали остальные. - В любом случае, идти с ним по Лондону пешком еще опаснее, - да и просто нереально. Только попробуйте представить себе картину: Пожиратели Смерти, левитирующие артефакт в  неизвестном направлении, за ними следом погоня из представителей аврората и Ордена Феникса, так и до Азкабана можно сразу дойти. Я сделала шаг в сторону от артефакта, смотря за покрывалом, оказавшимся в руках Алекто. Нет, пусть сама его накрывает. Мне не очень хочется на тот свет, а она также как и я проявила интерес к артефакту. А Долохов тоже хорош. То не трогайте, то накройте. То ли взрываемся, то ли нет. Я хотела еще что-то сказать по поводу транспортировки, но у входа показались долгожданные гости, и мысль благополучно вылетела из моей головы. Я внимательно следила за действиями группы авроров, а точнее только за одним, тем, что привел остальных сюда. Возможно, точнее, скорее всего, он и есть глава отряда. Разделаться с ним - два счета. Интересно, остальные сразу потеряют бдительность и боевой дух или через еще парочку смертей? Первый из авроров долго мялся, оценивая ситуацию и подбирая слова. Скучновато. Я не люблю ждать, но приходится. Угроза взрыва находится в метре от меня. А вот Рудольфус не стал тормозит процесс, конечно, он же стоит дальше, шансов выжить больше. Я думаю, что, наверное, не стоило начинать так прямо, тем более, что любая нестабильность в помещении с нестабильным магическим предметом чревата плохими последствиями, нет, отвратительными последствиями. А я не хотела оказаться, ну, в общем, на внешней стороне здания. С другой же стороны, последнее время было так непередаваемо тухло без авроров, что острая боевая обстановка не помешает для разминки. Но, перед тем как сделать свой ход, я аккуратно выставила щит вокруг артефакта, чтобы никто из авроров не задел его ответной атакой. Магическое поле сразу же слегка завибрировала, выражая, наверное, таким образом свой негатив, ведь его радиус действия моментально ограничивался на несколько метров в радиусе. Я усмехнулась, что только не придумают эти невыразимцы, чтобы получать большую зарплату и милости Министра, да и не только Министра.
- Боюсь, что мы в корне не согласимся с вами, господа, - весело пропела я, предвкушая прекрасную заварушку, пусть даже не все вернутся живыми, - Computresco caro*, - отчетливо, направив палочку на первого глупого смельчака, решившего выступить против нас. Тем более, я заметила, что он подал какой-то знак остальными. Мне хотелось с ним разобраться быстро, но не слишком. Вариант Рудольфуса слишком милосерден. Этот вариант не для меня.

заклятья

* чары гниения плоти

+3

10

Аврор 2.
Это не глава отряда, а какой-то идиот. Мы все находились за ним, он медлил, а потом просто потребовал сдаться. Неужели не видно, что уж вот эти не сдадутся просто так. За словами последовало смертельное заклятье, но я не испытал никакого сожаления. Глава полег смертью.. глупых. Благо, проход был освобожден и мы смогли быстро рассеяться по помещению, больше не останавливаясь гурьбой на закланье, а беря под прицел преступников, - все же темно, если двигаться быстро, а так же использовать определенные чары - можно долго оставаться незаметным.
- Castra armilla, - я среагировал быстрее, чем женщина, произнесшая отвратительное темномагическое заклятье. Ее волшебная палочка отлетела далеко в угол, к одному из мертвецов, а сама она упала на пол. Вообще, напомнил я себе, мы имеем полное право на полное уничтожение этих преступников, они ведь уже оказали сопротивление, да и еще убили нашего сотрудника. Но гораздо важнее нам от них была информация: откуда они здесь, кто стоит во главе все этого действа, кто рассказал им про артефакт и так далее.
Я, недолго думая, подал знак Марлен, после чего она быстро, с помощью одного-единственного вверенного нам предмета, накрыла Отдел антиаппарационным куполом. Впрочем, порталом теперь тоже нельзя было воспользоваться. Призывать противников сдаваться я не собирался - бессмысленно. Они будут отбиваться до последнего. Можно было усыпить их, но тогда бы мы сами полегли здесь на краткий отдых. Следующее заклятье я направил на мужчину, убившего нашего коллегу. - Apoplexy frenum, - малоизвестные чары, от которых трудно отбиться, несколько дротиков вылетело из волшебной палочки и полетело во врага.

Результаты: заклятье Рудольфуса нашло свою цель (Аврор 1). Алекто, Рудольфус и Беллатрикс взяты под прицел авроров. Палочка Беллатрикс находится далеко от своей сбитой с ног хозяйки. Один из дротиков ранил Лестрейнджа в руку. Остальные пролетели мимо.

0

11

Тяжела жизнь молодого бойца - никакого дня без вызова, никакой спокойной ночи без какого-нибудь происшествия. Даже дома ты не можешь полностью расслабиться ибо обязательно придерутся к нехватке кадров. Выкинут тебя из теплой кроватки, чтобы ты с высунутым языком бегал за преступниками. В общем хронический недосып - друг авроров.
Он же был и моим другом, и не просто другом - лучшим. Я сидела на стуле и пыталась играть со своим коллегой в волшебные шахматы. Он вечно выигрывал и поэтому остальным было уже не интересно наблюдать за нашими партиями, хотя они иногда подкидывали мне дельные советы - чтоб поражение было не таким позорным. Я то и дело зевала, прикрывая рот рукой, и никак не могла заставить себя взбодриться хоть немного. Хотелось спать, но сегодня было очередное ночное скучное дежурство с которого нельзя слинять, если не хочешь пополнить ряды безработных. Мне в очередной раз поставил мне мат и я, широко зевнув, при этом чуть не вывихнув челюсть, пробормотала, что больше никогда в жизни не буду с ним играть. Мне показалось, что я слышала тихие смешки наших зрителей.
Кажется сон все-таки взял вверх надо мной. Мне удалось поспать минут десять не больше прежде чем я отчетливо услышала звук взрыва. Я недоуменно переглянулась со своими коллегами. Сон как рукой сняло. Я поспешно вскочила изо стола, выхватила волшебную палочку и вместе с другими членами нашего маленького боевого отряда отправилась прямиком в Отдел тайн.
Я сморщила нос: в комнате стоял отвратительный едкий запах, который обжигал глотку и ноздри. Вначале хотелось закашляться, но потом легкие слегка приспособились к душной атмосфере. Комнату практически было не видно и поэтому мы не могли понять что здесь произошло, есть ли жертвы и чем стоит заняться в первую очередь. Я не спеша семенила за спиной у своего начальника, держа волшебную палочку наготове. Не успели мы сделать и десятка шагов, как перед нами предстали четыре высокие фигуры, трое в плащах и масках, а один без. Я содрогнулась, узнав их. Это были убийцы, именующие себя Пожирателями смерти, жестокие и беспощадные. Я стояла за спиной своего командира, в относительной безопасности, стараясь дышать незаметно и не моргать; от напряжения на глазах выступили слезы. Я старалась запомнить каждую деталь, чтобы потом пересказать все Дамблдору и другим членам Ордена Феникса. Но за этими масками было невозможно опознать личности, лишь по телосложению я поняла что передо мной женщины и мужчина. Наш командир почему-то в этот раз проявил опасную нерешительность - он переминался с ноги на ногу и внимательно смотрел на человека без маски. Наверное он подумал, что это один из сотрудников отдела и поэтому медлил, ожидая что сейчас тот начнет обороняться. Начальник отряда сделал мне знак рукой, чтобы я вызвала колдомедика. Я кивнула и еле слышно прошептала заклинания патронуса. Дважды. От конца моей волшебной палочки отделились две серебристые тени и ускакали в неизвестность. Одна для колдомедиков в Мунго, другая для Ордена Феникса с призывов о помощи. Дальше все происходило словно в замедленной съемке. Я слышала слова о том, что им необходимо сдаться. Я видела, как зеленый луч оторвался от палочки колдуна в маске. Его пронзительно яркий цвет обжег мне глаза. Я даже не успела ничего сделать, как услышала глухой звук падения тела на мраморный пол. Безусловно он был мертв. Но сейчас я не могла позволить себе горевать об еще одной невинной жертвы этого ужасного противостояния. Мне нужно было остановить их или отомстить, услужливо подсказал внутренний голосок. В то время как мой коллега обезоружил женщину, я направила палочку на другую, предположительно женскую фигуру и выкрикнула заклинание.
- Semperiusonus!* - я сделала резкий выпад волшебной палочкой. От ее конца отделилась яркая серебряная молния. И я молила всех богов, чтобы она достигла цели.

заклинание

Semperiusonus - молния, которая наносит телесные повреждения.

+4

12

Чудесная и безветренная ночь, к сожалению, а может и к счастью, совершенно не отличалась от многих предыдущих. В камине весело трещал огонь, создавая в гостиной уютную атмосферу, чашка горячего чая в руках приятно согревала ладони Ремуса, что устроился в кресле рядом с камином и читал очередной выпуск "Ежедневного пророка". Что он там собирался найти? В общем-то, он сам не знал толком, но просматривать статьи уже стало его привычкой. Ничего предвещающего светлое будущее он не нашёл, чего и следовало ожидать, поэтому газета, сложенная в несколько раз, полетела в огонь к поленьями, а руки крепче обхватили отставленную на некоторое время чашку.
-Как-то всё печально... - Констатировал он, поворачиваясь к Сириусу, который лениво развалился на диване. Наверное, только этим отличалась сегодняшняя ночь, от многих других. В последнее время, Лунатик всё чаще и чаще находился в одиночестве. У Джеймса семья, Питер... не так уж легко с ним связаться, а Сириус вечно рвался то на дежурства, то на гулянки. Собраться мародёрам удавалось крайне редко. Но даже такой "полукомплект" уже радовал, так что, Рем сразу согласился на приглашение друга.  Во всяком случае, говорить можно было не только с мебелью. Конечно, уже по традиции, они успели сотню раз поругаться и помириться. Сириус, поддерживающий теорию, что жизнь у нас одна, старался всеми силами отобрать у Ремуса книги, газеты и прочую "макулатуру", за что не раз успел отхватить этой самой "макулатурой" по буйной голове. Хотя, признаться честно, по голове Люпин так и не попал.
Проигнорировав нечто, похожее на "А я тебе говорил", оборотень откинулся на спинку кресла. Состояние было очень странное. И спать не хотелось, но и для бодрствования сил осталось не особенно много. Хотя, оба они понимали, что Орден никуда не пропал, даже в такой прекрасный вечер воспоминаний, и они должны быть в полной боевой готовности в случае чего.
Из состояния тишины и покоя Люпина вывела... подушка. Бродяга, который, судя по всему, совсем заскучал, решил, что лучшим развлечением будет бросание в друга подушками. Плюс ко всему, Блэк что-то страдальчески пробормотал, а потом и вовсе завыл... Должно быть, на люстру, ибо луны не было видно.
"Вот ведь... дитё малое!" Закатил глаза Рем, отправляя подушку в обратный полёт.
-Бродяга, может с тобой в мячик сыграть, что бы ты не кидался подушками в нормальных людей? - Улыбаясь, спросил его Ремус, ожидая следующего приступа скуки.
Однако, заскучать никто не успел. Через несколько секунд перед ними появился патронус. Серебристый пёс тут же заговорил голосом Марлен:
-Отдел Тайн. Нападение. Нужна помощь!
"Превосходно! Ни дня без приключения, ни ночи без... нападения"
Увидев, как моментально оживился Сириус, Лунатик возвёл глаза к потолку, вытаскивая палочку и поднимаясь с кресла.
-Сбылись твои мечты, Блэк... - Оборотень поспешил к камину. Почему именно камин? Всё просто, раз там уже были авроры, а они там наверняка были, значит, не исключено, что они поставили щит, и теперь трансгрессия - очень ненадёжный вариант перемещения. Камин же доставит их в Министерство, а до Отдела тайн они и на своих двоих доберутся.
Уверенный в том, что Сириус сразу последует за ним, поняв, по какой причине Рем выбрал камин, парень исчез в изумрудном пламени.
Вскоре Люпин вышел из камина Министерства магии. Юноша тут же увидел несколько нелепый, по его мнению фонтан, но времени отвлекаться не было. Услышав, как за его спиной появился Бродяга, Рем с палочкой на изготовку поспешил в сторону Отдела тайн.
И, надо сказать, успели они как раз вовремя! Если, конечно, можно принимать за "вовремя" тот момент, когда в помещении уже были трупы. В Отделе тайн уже завязался бой. Члены Ордена оказались как раз за спинами авроров. Зато Пожиратели смерти могли сейчас с лёгкостью заметить "подкрепление". Решив не дожидаться столь "радостного" момента, молодой человек поспешил присоединиться с сражающимся, попутно упрашивая Мерлина, что бы авроры не приняли их за Пожирателей смерти. Всё же, Орден был не особенно популярен среди сотрудников Министерства Магии...
Люпин направил на одного из Пожирателей, стоящего ближе всех, палочку, возможности нормально разглядеть лица пока ещё не представилось. Единственное, что он на данный момент смог различить, это то, что двое были заняты каким-то артефактом, ставшим, вероятно, причиной всего этого балагана.
-Incarcerous *- Из палочки, в направлении пожирателя, не занятого неопознанным предметом, стоящим на столе, вылетели верёвки. Целиться в сторону артефакта с неясными свойствами, а стало быть, и в людей, что стояли рядом, было, как минимум, рискованно.

Заклинание.

Incarcerous - связывающее заклинание.
p.s. все действия Сириуса Блэка, описанные в посте, обговорены с игроком заранее. 

+3

13

Еще никогда Новый Год не проходил так скучно, как сегодня. Хотя… стоит ли напоминать про этот праздник в кругу семьи в школьное время? Мало того, что этот «исключительно маггловский» праздник Блэки презирали, так еще и не выпускали Сириуса на улицу ночью. Конечно, прогулки Бродяги по ночам и так не поощрялись родителями (а, собственно, было ли что-то такое, что предкам было по душе?), но именно в новогоднюю ночь Вальбурга весьма тщательно охраняла сыночка от походов, скажем, в центр Лондона, чтобы хоть одним глазком глянуть на маггловские фейерверки.
Но одно дело, когда тебе запрещают, а совсем другое — когда ты добровольно сидишь дома и скучаешь. А что еще делать? Джеймс и Лили отмечают этот праздник вдвоем «в кругу семьи», так сказать, с Питером не хотелось иметь никаких дел, а Ремус страшный домосед.
Скукота-а-а, —протянул Сириус, повернувшись к Лунатику.
Тот никак не отреагировал на это, продолжая читать «Ежедневный пророк», отчего Блэку показалось, что время, которое и так шло слишком медленно, и вовсе остановилось. То ли там все так было интересно, в той газете, то ли Люпин разговаривать не хотел. Точнее, не разговаривать, а развлекать друга.
Но «развлекаловки» не получилось — сегодня Лунатик был какой-то слишком уж серьезный, и на все попытки Блэка как-то занять себя, реагировал флегматично. Это раздражало Сириуса еще больше, он даже пожалел, что пригласил друга к себе, однако потом немного успокоился, вспомнив, что Рем ведет себя вполне по своему статусу. Чего тут удивляться? Да и времена были такие… наверное, Люпин просто избегал веселья в связи с таким тяжким положением в магической Британии — во всяком случае Бродяге так казалось.
Как-то всё печально... — наконец произнес Ремус, бросив «Пророк» в камин. Он повернулся и как-то страдальчески посмотрел на Блэка, отчего тому стало еще скучнее. Сам вид такого Лунатика его утомлял донельзя. Именно поэтому Бродяга решил, что друга пора выводить из такого мучительного состояния.
Если честно, Сириус и не заметил, как руки сами потянулись к диванной подушке и приподняли его. Бродяга решил, что это сам Годрик Гриффиндор снизошел к нему и приказал таким образом «спасти» своего раба от невыносимой скуки, и уже спустя пару секунд подушка летела в сторону Люпина.
Тот опешил, не сразу понимая, что произошло. Сириус довольно улыбнулся, видя, что Лунатик, кажется, немного пришел в себя, выйдя из своего привычного для ботана транса.
Ты напоминаешь мне Регулуса перед тем, как он пошел в Хогвартс, — пробурчал немного обидчиво Бродяга. — Он сказал то же самое, когда дочитал учебник по истории магии.
Да, Регулус, в отличие от своего старшего пофигиста-брата, всегда перечитывал учебники еще до начала учебного года, чем очень бесил Сириуса. На начальных курсах братья общались еще более-менее нормально, умудряясь сохранять какие-то теплые родственные чувства, но потом все как-то сошло на «нет». Почему-то Сириусу всегда казалось, не зубри его младший брат учебники так усердно, может, и не были бы они такими разными. И, может, сейчас бы он сидел с ними.
От безысходности и воспоминаний о семье, Блэк со всем своим актерским мастерством и анимагической практикой поднял голову и многострадально завыл.
Бродяга, может с тобой в мячик сыграть, чтобы ты не кидался подушками в нормальных людей? — спросил Ремус наконец.
«Да, мячик — звучит неплохо. Но почему, Мерлин тебя дери, нельзя было раньше спросить?»
Махнув рукой, Сириус успокоился, опустил голову и прилег на диван.
Лучше бы ты… — начал было Блэк, однако его слова прервал внезапно появившаяся в его доме… собака.
Не успев среагировать, собака оказалась прямо возле камина напротив сидящих молодых людей. Цвета она была светло-голубого, отчего Сириус сделал вывод, что это был патронус. Вот только чей? Нет, не его определенно.
«Чтобы вызвать патронус пса, это должен сделать я…» — Бродяга почесал затылок, однако потом вспомнил, что в Ордене был еще кто-то с похожим патронусом. Ему еще Джим рассказывал и подкалывал, мол, парный патронус.
«Нифига не парный! Породы собак разные…» — констатировал Сириус.
Отдел Тайн. Нападение. Нужна помощь! — произнес патронус женским голосом, кажется, голосом Марлен Маккиннон.
И тут Блэка словно током ударило: подскочив с дивана, Бродяга заметался по гостиной, чуть ли не прыгая.
Сбылись твои мечты, Блэк... — произнес Ремус, который выглядел совсем не таким мобилизованным, но встревоженным.
Сириус попытался аппарировать в Министерство, однако сделать это ему не удалось. Затем он проследил за действиями Люпина, который приблизился к камину, и решил последовать за ним. Очевидно, авроры уже успели наложить систему защиты на здание, отчего аппарация блокировалась.
Зачерпнув горсть летучего пороха и став двумя ногами в камин, Сириус произнес место, куда нужно было переместиться, и в следующий момент уже оказался в Министерстве. Увидев спешащего перед собой Рема, он немедля побежал за ним, догоняя.
Спустившись в Отдел Тайн, ребята поспешили на шум боя. Сириус заметил, что уже были потери, но ведь они прибыли сразу же после получения сообщения, так что, видимо, предотвратить потери нельзя было. Разглядев тех, кто был замешан в борьбе, Блэку удалось узнать нескольких Пожирателей, которых он уже видел когда-то во время битв, и даже заметить свою кузину Беллатрикс — вот уж сюрприз. Сириус уже поднял палочку, но, увидев, что она безоружна, решил изменить цель.
Conuktivitus!* — произнес Бродяга, правив палочку на другую женщину среди Пожирателей.

*

Conuktivitus — ослепление противника

+5

14

Как ни странно было это признавать, но Белла права. Тащится с артефактом по городу - не комильфо. Но, чего и следовало ожидать, поразмыслить над этим вопросом не дали появившиеся в Отделе авроры. Первый из них, очевидно, не отличался умом, за что сразу же поплатился жизнью. Хотя не стоило бросаться столь сильными заклятьями при таком нестабильном магическом фоне, опасно для жизни. Остальные авроры оказались резвее и незаметнее, они быстро рассредоточились по помещению, один из них перешел в непосредственное наступление. Хорошее заклятье, нужно взять на заметку. Долохов, которого, к слову, под прицел никто не взял, спокойно наблюдал за тем, как из палочки противника Лестрейнджа вылетело несколько маленьких стальных метких дротиков, внешне чем-то похожих на обычные дротики для дартса, но направленных магией. Их было сложно заметить в темноте и невозможно отразить щитом, а потом немудрено, что Рудольфус был ранен одним из них. А Беллатрикс, которая явно потеряла сноровку, уже была безоружна. Минус один воин, прекрасно.
Удивительная ситуация - стоит не надеть маски, как оказываешься в безопасности. Долохов с кривой усмешкой наблюдал за тем, как в зал подходит все больше противников. Вот и Орден Феникса тут как тут. Действовать необходимо быстро, но выйти через вход явно не удастся. Антонин окинул тоскливым взглядом артефакт и стену слева от себя. Драконовые времена требуют драконовых мер. Стена была не несущей, значит, обвала потолка не произойдет, а так можно обеспечить хотя бы выход к камину. Конечно, исчезать с таким предметом в камине - не менее рискованно, но другого пути к отступлению нет, как и взвешивать это странное решение.
До того, как пойти на проделку дыры в стене, Долохов, конечно, из милосердия и из-за того, что чем больше магов будем его прикрывать, тем лучше, решил-таки помочь Беллатрикс. - Трикс, - коротко окликнул женщину Антонин. Вот, беда, в присутствии врага выдумывать своему коллеге прозвища, да такие, чтобы ясно было - к кому обращаются. У Беллы имя длинное, придумать можно все, что угодно, но важно то, чтобы она откликнулась. Долохов призывал к себе ее палочку и после сразу же кинул ее ей. Успешно. Впрочем, после такого обнаружения себя - хорошо хоть в полутемном помещении на таком расстоянии почти не видно лица, а, точнее, своей принадлежности в этом сражении, приходилось действовать очень быстро. Долохов надеялся, что остальные догадаются принять несколько заклятий на себя. Антонин направил волшебную палочку на стену. - Bombarda maxima, - прогрохотал ожидаемый взрыв, в стороны полетели огромные камни, и взору открылась огромная неровная дыра в стене, ведущая в другое помещение. Спасибо Алекто, артефакт уже был накрыт и не излучал такой магический фон, как раньше. Долохов, укрываясь от летящих заклятий, стал левитировать предмет, хотя это больше напоминало хождения по минному полу. Хорошо, что недалеко. Артефакт успешно прошел через стену и скоро Долохов тоже оказался в другом помещении. Нет, если товарищи авроры ступят и решат, что работник Отдела уносит единственно-ценное, что для него может быть - ему это только на руку, не будет и половины преследователей. Но от Орден Феникса такого подарка не дождешься. Ближайший камин был с противоположной стороны. Что ж, Долохов осторожно левитировал артефакт вслед за собой, изредка оборачиваясь и присматриваясь, нет ли преследования. Оставалась еще одна сложность: артефакт был достаточно велик для камина, поместить его туда не задев решетки или еще чего-нибудь было практически невозможно. Антонин, не долго думая, сбил ногой железные прутья, закрывавший нижнюю часть камина и стал медленно переносить артефакт внутрь.

+4

15

Результаты: заклятье Марлен не достигает Алекто, но заклинание Сириуса ослепляет ее. Чары Ремуса связывают по рукам Рудольфуса. Беллатрикс получает свою палочку обратно и может спокойно действовать дальше. Антонин Долохов успешно переносит артефакт в камин. Один из авроров понимает, что человек из Отдела Тайн, скорее всего, работает на Пожирателей Смерти, а потому решает погнаться вслед за ним.

0

16

Несмотря на то, что Лили Поттер была замечательной волшебницей, она никогда не готовила с помощью магии. Подтрунивавший над супругой Джеймс всегда, однако, с огромным аппетитом жевал блинчики и омлеты, набивал карманы пирожками и заливал голод райским супом с копчёностями, удивляясь с набитым ртом, как это вот такое может получиться без волшебной палочки. Супруга уничтожителя только хихикала, не находя в себе сил сдерживать смех, приходивший от интонаций и манер Джеймса; он не уставал шутить и веселить её, и мало-помалу Лили и сама заражалась его бесконечной несерьезностью и поразительно оптимистичным настроем, избавляясь от ореола занудной и правильной старосты школы, отличницы и примерной в поведении любимицы профессоров.
Примерно так же было и в новогоднюю ночь; разве что Джеймс зевал, поедая йоркширский пудинг. Лили, уставшая, но очень довольная, умилённо созерцала, как муж уплетает за обе щёчки, приговаривая, что, мол, можно было бы и свой ресторанчик в Косом переулочке держать, и, вообще, в фартуке и поварском колпаке Лили была бы чертовски хороша, и что если бы не его дела вселенской важности (Лили автоматически кивнула головой, мысленно закончив фразу: ... то есть, твоя потрясающая лень!...), он бы стал самым известным ресторанным хозяином во всём Лондоне. Безусловно, это был бред. Безусловно, Джеймсу даже в голову бы не могло прийти, чтобы открыть ресторан - да он скорее продаст Бродяге под видом Летучего Пороха навоз докси, чем примерит амплуа успешного негоцианта - или, того хуже, домохозяина - самоучки. Впрочем, именно поэтому Лили его и обожала. Супруг жил быстро, говорил чётко, хвалил еду правильно, умело обольщая миссис Поттер своими экзерсисами в британских похвалах.
- Да ладно тебе, Поттер, ты всё равно не стал бы метрдотелем, - миролюбиво осадила Джима Лил, задумчиво отхлебнув чаю из самой большой кружки, какая только нашлась в доме. На её плечах уже был новый тёплый плащ, украшенный одной-единственной, зато падающей, звездой - подарок Джеймса-транжиры на Новый год. Их семья праздники любила, а на войне - вдвойне; сам Джим довольствовался огромной коробкой всевозможных магических шуток из "Зонко" - Лили могла поклясться, что сделала хозяину годовую прибыль своим заказом, закрыв бухгалтерскую отчётность за финансовый год в глубоком плюсе в графе "Активы". Чего там только не было! Бомбы-вонючки, конфетки-обманки, заставлявшие съевшего на короткие секунды перевоплощаться в животное, взрыв-кусачка, несколько зубастых фрисби... Одним словом, Лили знала, что покупая Джиму подарок, она оплачивает домашний хаос - и бесконечно хорошее настроение. Настроение было дороже; Лили подписалась на уборку трижды в день. Ну и Мерлин с ней...
Миссис Поттер зевнула. Несмотря на то, что полночь уже миновала, и спать хотелось только по протоколу, она бы сейчас не отказалась от тёплой постели. Однако, случилось нечто; и если Джеймс прекратил жевать, то, нечто важное. Патронус Марли - о, Лили отлично знала, какой у неё Патронус! - посреди комнаты, сообщивший, что в Отделе Тайн нужна помощь. Лили вскочила, и, схватив волшебную палочку, почему-то сунула в карман ещё парочку навозных бомб - и одну кусачую фрисби. На автомате. Просто так. Летучий порох, камин - и вот Лили уже бежит на крики, на ходу отправляя заклинание за спины Сириуса, Ремуса и Марли, целясь в женщину, только что схватившую свою волшебную палочку, и в мужчину, что-то усиленно тащившего в камин.
-Expelliarmus Maxima! - Лили зачем-то усилила собственные чары банальной латынью, решив ускорить процесс помощи Ордену. Огромная дыра зияла в стене, и туда зачем-то уходил один из сражавшихся с чем-то завёрнутым и приглушенно светящимся. Резко затормозив неподалеку от Сириуса, вместо приветствия Лили призвала к себе объект, решив, что попытка лишить мужчину в камине его игрушки в обертке, возможно, не будет пыткой.
-Accio! - в конце концов, что она теряла?

Магия

Expelliarmus - разоруживающие чары; maxima - стандартная формула для усиления любых чар.
Accio - Манящие чары.

+3

17

Увы, не любое заклятье возможно отразить. Я была уверена, что доблестный аврор не знает, как противостоять этим темными чарам, но, правильно говорят, лучшая защита - нападение. Я не ожидала столь быстрой реакции, несмотря на мелькнувшую в недрах сознания мысль о непобедимости. Мое бахвальство длилось недолго: я поплатилась за собственную самоуверенность потерей палочки и земли под ногами. Больно, стоит заметить, биться затылком о мраморный пол Министерства Магии. Не единственное, но самое действенное оружие находилось в углу, возле одного из трупов, лезть за ним было совершенно бессмысленно, как и ждать у моря погоды. Но удача, казалось, отвернувшаяся от меня, снова решила отдать свой ласковый взгляд любимице. Долохов, который все это время производил вид постороннего человека, резко окликнул меня. Честно, Трикс - мое нелюбимое сокращение, но остальное - равносильно заточению в Азкабан, пришлось смириться и, вставая, поймать свою волшебную палочку. Обойдемся без реверансов, но с меня Долохову магарыч. Впрочем, этот мерзавец, как я ему и предлагала, уже снес половину стены и исчез вместе с артефактом. Долго смотреть в его сторону не пришлось, Орденцы все прибывали, будто им кто подсобил. В процессе лежания на полу, готова поклясться, видела родного братца, который побрезговал бить безоружную. Что ж, ему же хуже. Я с большой любовью отправила в его сторону парализующую молнию, - Shaft, - пусть отдохнет немного, и, не обращая внимания на результат, сразу же переключилась на остальных.
Нам сегодня не везло. Мы критически не успевали. Секунда, другая. Алекто ослеплена, Рудольфус ранен и связан по рукам. Муж находится от меня в пределах досягаемости, а потому я свободной рукой достаю кинжал, с которым расстаюсь довольно редко и неохотно, и одним движение разрезаю веревки. Любой хороший предмет должно снабжать магией - сокращается время использования. К тому же, око за око, - Caecitas, - я направила палочку вслед новенькой рыжеволосой особы, которая попыталась - о Мерлин - призвать артефакт. Надеюсь, что не подействовало, а то от Долохова мокрого места не осталось. Но взрыва нет, артефакта тоже, а значит, что и нам теперь пора бы и откланяться. Темный Лорд ждать не любит, а никто из нас не любит опаздывать. Это не вежливо даже для чистокровных, господа.
Я стала медленно отступать назад, к тому месту, где до этого находился артефакт. Но только чтобы забрать Алекто. Не знаю, откуда во мне взялся этот благородный порыв, но в определенный момент я схватила ее за руку и почти втолкнула в дыру, которую проделал Антонин. Только не споткнись, дорогая.
- Уходим, - хрипло крикнула я, перешагивая через отломленные белые куски камня, впрочем, обращаясь уже только к Рудольфусу. Путь в безопасное место можно было проложить только через камин, в котором как раз и находился Долохов со злосчастным артефактом. До него было метров десять, много или мало - судите сами, учитывая, что никто из преследователей не отставал от нас ни на шаг. В первые секунды я даже растерялась, но решение пришло спонтанно, оно позволяло нам выиграть время. Не произнося ни слова, я погрузила помещение в полный мрак, надеясь, что никто из противников не рискнет пускать в нас заклятья. А Антонин, наконец, исчезнет, использовав горсть летучего пороха.

заклятья

1. Молния, вызывающая слабость. Обладает парализующим эффектом.
2. Заклятье полной слепоты. Последствия лечатся очень долго.
3. Невербальное. Погружение пространства во мрак на 15-20 секунд.

+3

18

Офф

Всю битву пропустила http://yoursmileys.ru/tsmile/tears/t2307.gif

Как и ожидалось, Долохов быстро принял решение о способе перемещения артефакта. Накрыть и леветировать. Никто из присутствующих здесь даже и не думал ставить под сомнение его решение и, потому, дело оставалось за малым. Алекто поймала двумя руками покрывало и без лишнего страха и недоверия накинула его на артефакт, после чего, все же, несколько попятилась назад, даже заранее зная, что это вряд ли спасло бы ее от последствий возможного взрыва. Не успела девушка обрадоваться тому, что осталась жива, как до ее слуха отчетливо долетел звук приближающихся шагов. Резким движением Кэрроу обернулась, извлекла из рукава мантии палочку и, накинув капюшон, выжидающе уставилась в сторону дверного проема, в котором, спустя несколько секунд,  показалась  немногочисленная группа авроров. Все внимание Алекто было устремлено на предводителя сей шайки. Сквозь прорези маски Кэрроу с огромным удовольствием наблюдала за тем, как меняется выражение лица мужчины, наконец осознавшего, кто стоит перед ними. Девушка дала бы голову на отсечение, уверенная в том, что этот «смельчак» уже успел наложить в свои подштанники кучу дерьма и теперь  готов был скрыться в неизвестном направлении, если бы не его положение «главаря» и великий долг перед Министерством. И как только таких болванов допускают до службы? Фраза же аврора и вовсе вызвала у Кэрроу хриплый, издевательский смех.
- Мне показалось или этот наивный остолоп действительно решил, что мы сдадимся без боя? – громко и весело обратилась к остальным Пожирателям Алекто. Конечно, это был риторический вопрос, на который отвечать было совсем не обязательно. В ту же секунду, в холодной душе Кэрроу неистово затрепетала стая бабочек, распыляющих по всему организму зловещее торжество и чувство нарастающей эйфории от предвкушения хаоса и окровавленной смуты. Направив палочку на аврора, Алекто собиралась было произнести одно из своих любимых, хоть и не смертельных заклинаний, но голос Рудольфуса  и последовавшая за ним вспышка зеленого света заставили девушку отказаться от своей затеи. Лестрейндж явно не растерялся, предпочитая не тратить время на развлечения, и безжизненное тело аврора тут же тяжело рухнуло на пол. Спектакль начинается.
В отличие от своего глупого предводителя, остальные авроры были более отважны, и, надо признаться, действовали весьма слаженно, что только подстегивало Кэрроу указать им на их место. Краем глаза заметив павшую на пол, обезоруженную Бэллу и раненого дротиком Рудольфуса, Алекто резким движением направила палочку на правую ногу их «обидчика» с явно хорошей подготовкой, являющимся угрозой и для нее самой.
- Lasum Bonus!
К сожалению, проследить за тем, попало ли заклинание в цель, Кэрроу не успела, вовремя заметив нацеленную на нее палочку, принадлежащую какой-то женщине. Алекто посчастливилось увернуться от серебряной молнии, и, теперь уже наученная держать ухо в остро, девушка сделала несколько шагов вперед, вглядываясь в лицо своей противницы. МакКиннон, какая прелесть. Уж кого-кого, а эту гриффиндорскую выскочку Кэрроу люто ненавидела еще со школьной скамьи, и она не могла упустить подвернувшегося случая свести старые счеты.
- Ах ты дрянь! – зло выпалила Алекто, приближаясь к Марлен. - Вздумала поиграть со мной? Может, сначала потанцуем? Fere Conjiste! – короткий взмах палочкой, специально нацеленной в ноги противницы. Однако, Кэрроу так и не смогла полюбоваться плодами своих трудов, так как буквально через секунду ее ослепило. Глаза жутко болели, и все попытки девушки хоть как-то открыть их оказывались тщетны. Стоило признать, что дела Пожирателей шли гораздо хуже, чем представлялось сначала. Многочисленный перевес был на стороне авроров вкупе с Орденцами, слетевшихся в Министерство по первому же зову. Противный, внутренний голосок Кэрроу издевательски напомнил, что она больше всех хотела веселья и смуты, а в итоге слишком быстро стала уязвима, так глупо попав под «Конъюктивитус». И все дело в МакКиннон. Слишком желая ее мучений, Алекто будто бы отстранилась от действительности, сразу поплатившись за свою недальновидность. Прикрыв глаза ладонью, Кэрроу быстро пятилась назад, пытаясь другой рукой на ощупь определить, где находится стол, который, по памяти, должен был быть расположен совсем рядом. Ощущение собственной никчемности угнетало. Опираться только лишь на слух и бесцельно палить в воздух заклинания было очень рискованно, потому единственным решением девушка видела только попытку спрятаться и переждать время, пока она не станет видеть если не четко, то хотя бы различимо. Внезапно Кэрроу почувствовала жесткую хватку за руку и последовавший за ней толчок и услышала голос, принадлежавший Бэлле. Стало быть, Алекто теперь ее должник? Думать сейчас о том, что подвигло Лестрейндж на столь благородный поступок, девушка не стала, а всего лишь послушно следовала за Пожирательницей. Что было с артефактом и с остальными коллегами Кэрроу могла лишь догадываться, однако, одно она знала точно: без дивной вещицы они бы не  покинули Министерство, какой ценой бы это не встало. Возможно, все не так уж и плохо.
Это еще не конец, Салазар вас подери. Месть не заставит себя ждать. 

Заклинания

1) Lasum Bonus - костедробительное заклятье.
2) Fere Conjiste - чары материализации сильной струи огня.

Отредактировано Alecto Carrow (2014-01-24 02:25:51)

+3

19

Результаты: заклятье Алекто попадает в Аврора 2. Он больше не может преследовать Пожирателей Смерти. Но Марлен откланяется от чар Алекто. Призывные чары Лили не сработали, также, как и разоружающие не нашли своей цели. Молния Беллатрикс задевает Сириуса, но серьезных и ожидаемых последствий не наносит: только легкое головокружение и дезориентация в пространстве. Лили откланяется от заклятья слепоты. Долохов успешно исчезает с артефактом в штаб Пожирателей Смерти. Темнота, созданная Беллой, длится ровно 18 секунд.

0

20

Разгорелась битва. Лестрейндж даже не сразу понял, как это произошло. Его заклятие успешно достигло цели. Аврор пал, не издав больше никаких звуков. «Убил», - мысли как-то мрачно отдались эхом убийства. Пожиратель не любил убивать, каждый раз непонятные чувства отзывались у него внутри, противоречащие и двойственные. Вздохнув, он перевел свой взгляд во тьму. Он знал, что этот аврор явно был не один, и он знал наверняка, что любого, кто сунется, постигнет эта участь. Белла была наготове, и когда из полумрака появились очертания авроров, она ринулась в бой, применив чары гниения, однако безрезультатно. В ответ аврор обезоружил Беллу, а на Лестрейнджа направил заклятие, которое Пожирателю, на его счастье, было известно. О да, Apoplexy frenum, Рудольфус лишь раз слышал о нем, и никогда не видел в действии. Острые лезвия полетели в Пожирателя, желая, вонзится в тело своего врага. В темноте их было практически невидно, а летели они с невероятной скоростью. Лестрейндж постарался увернуться, но один из дротиков все же его ранил. Резкая боль пронзила руку, а из раны тотчас пошла кровь. Аристократ интуитивно схватился за плечо. Боль была, конечно, не такая, как после Круциатуса, но неприятная и ноющая. Ранив Пожирателя, аврор сумел отвлечь его на несколько минут. Однако эти несколько минут позволили мужчине трезво оценить ситуацию. Его дорогая жена и Алекто противостояли аврорам, а Антонин защищал артефакт, не боясь стоять с опасным объектом на расстоянии вытянутой.
- Reducto, - Рудольфус направил свою палочку на врага, который ранил, однако заклятие, к сожалению, не достигло цели. Что ж, жаль, но ничего в следующий раз сработает… Рудольфус практически перестал замечать пульсирующую боль в руке. Он знал, что потом эту непримечательную оплошность удалят, а пока нужно было не подвести Лорда и доставить артефакт в целости и сохранности.
Как назло к месту битвы слетались все больше и больше врагов. Они поставили антиаппарационные чары на помещение, так что вариант побега через обычную аппарацию или портал не представлялся возможным. В суматохе битвы лица смешались в один неясные полутон. Рудольфус ставил щит, уклонялся от летящих в него проклятий. Однако от одного не сумел. Благо это оказалось лишь заклятие связывания. Веревки скрутили Пожирателя по рукам и ногам, решения этой проблемы, на удивление, самого Рудольфуса нашла его многоуважаемая супруга, которая быстро вернула себе палочку и успешно, впрочем как всегда, с большим энтузиазмом отбивалась от врагов. Она быстро перерезала веревки своим любимым кинжалом, и Рудольфус вновь был на ногах. Спокойно кивнув в знак благодарности, Лестрейндж был готов продолжить битву. Врагов была тьма. Авроры, Орден… все они желали только одного – не дать Пожирателям выполнить свою миссию. Некоторых из Ордена Лестрейндж узнал, а точнее своего родственника и кузина своей жены Сириуса Блэка, а также его верного дружка, имя которого Рудольфус предпочел не запоминать. На минуту Рудольфус с  неким укором подумал Блэке. Он был в сотню раз хуже, чем все эти авроры и орденовцы…. Он был осквернителем крови и предателем, а такие заслуживают мучительной и долгой смерти.
Ставя щит и отбиваясь от летящих заклинаний, краем глаза Лестрейндж увидел, что Долохов нашел решения проблемы с артефактом. Признаться, метод был рисковый, однако пока у коллеги получалось все так, как надо.
- Fere Conjiste, - прошипел Пожиратель, направив чары на оборотня. Он вложил в них всю свою ненависть и злость, поэтому струя огня яростно вырвалась наружу, осветляя мрачное помещения Отдела Тайн. Однако проследить за заклинанием Рудольфусу не удалось, битва продолжала, с разных сторон летели проклятия. Аврор, ранивший Лестрейнджа, был повержен заклятием Алекто. Девушка явно была в ударе, одна ее заклинание огня не достигло цели. А заклинание Беллы задело ее кузена. В меньшинстве Пожиратели держали оборону, защищая Долохова, который успешно левитировал артефакт к камину. Нужно было уходить.
- Axelitus, - это заклятие было адресовано темноволосой девушке – аврору, которая билась с Кэрроу. Почему именно эта девушка? Потому что попала под прицел и все.
- Уходим, - раздался рядом голос супруги. Пожиратель в ответ лишь кивнул. Он быстро, ставя щит, стал направляться к образовавшемуся проходу и к камину. Артефакт был уже в штаб-квартире, осталось только уйти всем остальным. Внезапная тьма охватила помещение Отдела Тайн. Это было дело рук Беллы. В полном мраке Рудольфус на звук шагов жены, пробирался к камину, слыша как сзади в него летят множество заклинаний.

Заклинания

Reducto – взрывающее заклятье.
Fere Conjiste - чары материализации сильной струи огня.
Axelitus (B) - заклятье удушья.

+3

21

Едва-едва, Мерлиновы кальсоны!
Лили наклонилась, вспомнив, как играла в доджбол на уроках физкультуры у миссис Митчелл в Лоу Вудс. Правда, сейчас ей совершенно не восемь лет; и сейчас она совершенно не в спортивном зале женской школы. Здесь по голове можно получить не упругим жёлтеньким мячиком - но весьма серьёзным заклятием, которое могло нанести урон большим, нежели банальное сотрясение мозга. Женщина отправила в её адрес по-настоящему тёмные чары; положа руку на сердце, Лили не слышала в Сент-Мунго, чтобы они чем-то лечились, как и не знала, существуют ли от них какие-нибудь контрзаклятия. За спиной что-то разбилось; видимо, обиженное тем, что промазало мимо своей рыжей цели, заклятие сорвало злобу на куске мрамора. Впрочем, было не до этого - Марлен вовсю сражалась с неизвестной Лили ведьмой, и выпущенная пара заклятий, чтобы разоружить противников, не сработала. В ноги Марли отправился настойщий огненнный смерч, и первое, что пришло на ум Лили - отправить наперерез усиленные Щитовые чары. Возможно, она поможет товарке выиграть две-три секунды.
- Protego Maxima! - подумала Лили, всё ещё не распрямившись после практически спортивной попытки увернуться. Где-то рядом невольно сделал шаг назад Сириус - или в пылу боя Лили показалось, что в его задела молния, пущенная женщиной, так некстати помилованной Блэком? Нет-нет, только не Бродяга! Что именно попало в него, Лили не разглядела, отправляя прямиком в грудь мужчине, который пользовался таким же огненным почерком тьмы, как и его подружка, сражавшаяся с Марлен, очень качественно выполненную невербальную пару двух самых простых, но так и не сказанных вслух заклятий:
- Petrificus Totalus! Incarcerous! - в душе надеясь, что заклятие настигнет цели. Она спряталась за мраморным выступом, вдруг осознав, что в кармане у неё лежит замечательная вещь, которая отлично справится с поимкой этих преступников. То, что было запрещено в школе; то, что так сильно любил Джеймс. То, на что Лили не пожалела денег в этот Новый год - кусачая фрисби. Лили прикрыла глаза, позволив себе ровно полторы секунды отдыха и, резко выскочив из-за спин товарищей, швырнула мужчине прямо в лицо зубастую игрушку, действовавшую по принципу хорошего бульдога...
И наступила тьма. Как будто всех накрыло одеялом - ни зги не видно, да и, судя по стилю игры соперника, тьма магическая, темная - другого масляного масла, чтобы определить эту ситуацию, Лили не знала. Инстинктивно нагнувшись и присев на корточки, она пыталась сделать хоть что-то, чтобы вспомнить, в какой стороне происходит стратегическое отступление соперника и, ничтоже сумняшеся, отослала туда самый что ни на есть вербальный сглаз:
- Levicorpus! - и мысленно вспомнила Сева. Хорошо, что его нет среди этих гиен. Многое было поставлено на карту - и Лили знала, что не смогла бы так же умно и тактично вести бой со своим самым лучшим другом...

Магия

1. Усиленные чары защиты
2. Заклятие Паралича
3. Связывающие чары
4. Невербальное заклятие, подвешивающее за лодыжку by Северус Снейп

+4

22

Результаты: заклятье Рудольфуса прошло левее, чем нужно и подпалило Ремусу одежду. Потушить ее невозможно. Чары удушья попадают в Марлен. Она начинает задыхаться и вскоре теряет сознание от недостатка кислорода. Ослепленная Алекто не смогла увернуться от заклятья Лили. Теперь она обездвижена и связана, но в полной темноте этого никто не видит. Левикорпус миссис Поттер не дал никаких результатов.

0

23

Я медленно, но верно пробиралась к камину, уже совсем близко, совсем чуть-чуть. Я слышала негромкий голос Антонина и характерный звук использования летучего пороха. Ушел, Мерлин, задание выполнено. Нужно будет задать Темному Лорду вопрос, почему на таком задании присутствовало, кроме Долохова, всего трое. Трое, мать вашу! Двое из которых - женщины. Было бы хоть на одного больше, смогли бы уйти гораздо раньше и не в таких дьявольских условиях.
Я вернулась в памяти на несколько шагов назад. Заклятье, пущенное мной, скорее всего настигло Сириуса, чуть позже я увидела, как он пошатнулся. Не тот эффект, что я ожидала, но хоть какой-то. Странно, но это нисколько не подняло мой боевой дух, хотя в других обстоятельствах я бы с удовольствием отправила дорогого братца на тот свет. Сейчас ситуация нравилось мне все меньше и меньше, я хотела как можно скорее убраться из Министерства, нежели оказаться в руках авроров и, как следствие, в Азкабане. На всякий случай я использовала щитовые чары, закрывая ими всех пожирателей (я же виновница темноты), находившимися у камина, но себя, конечно, в первую очередь. Все-таки в пылу битвы не все изобретательны на не отражаемые чары, а попасться на чем-то школярском было бы ох как обидно, слишком обидно.
Впервые мне не до веселья. Битва приобрела не шуточный оборот, и попадаться в руки врагам никому не хотелось. Первый раз мы оказались в ситуации убегающих с поля боя. Отвратительное ощущение.
Тьма, сотворенная мной, сделала свое черное дело. Антонин ушел вместе с артефактом, сразу же на место назначения. Я нырнула в камин следующей, на ощупь цепляясь за шершавый камень стены. Камины были однотипными, а потому найти место, где, лежит летучий порох, не составило труда. Вокруг до сих пор слышались заклятья. Удивительно, что они не побоялись использовать их, не имея представления о местонахождении артефакта. Идиоты. Я только обратила внимание на странное заклятье, которого я нигде не слышала раньше и, тем более, не знала его действия. Поставив в голове галочку, я схватила в левую руку горсть пороха, судорожно размышляя о месте назначения. Я уже не могла назвать адрес штаба - Орден был неумолимо близко, а потому выпалила первое, что пришло в голову. - Лютный переулок, - в последний момент мне показалось, что я слышала звук упавшего тела, но я отогнала эту назойливую мысль. Оказавшись в Лютном переулке я сняла с лица маску, чтобы спокойно вздохнуть и откашляться от каминного дыма. Лицо мое все горело. Последний слышимый мной звук никак не выходил из головы. Я почему-то боялась, что это была Алекто. Мне было даже жаль ее. Играть с противником вслепую, что может быть беспомощнее? В любом случае, я сделала все, что было в моих силах, а тащить на себе еще одного человека - угроза остаться на месте.
Почему трое, Мерлин, почему всего трое! Обида застилала мне глаза. Такого позорного сражения я еще не переживала. Я тяжело вздохнула, убирая волосы с лица, и тихо поплелась по переулку. Руки мои были перепачканы сажей, как у заправского трубочиста. Лицо, наверняка, тоже, я уже успела приложить к нему свои черные ладони. Сейчас я бы с удовольствием просто походила по переулку, который ненавидела всей душой, и попытала бы каких-нибудь мерзких воришек. Но опасность все еще не миновала, авроры могли пойти по моему следу, да и Темный Лорд наверняка ждет, Долохов-то уже прибыл; и по этим двум причинам я с сожалением аппарировала во внутренний двор нашего штаба.
--------->штаб пс, сказка о потерянном времени.

+2

24

И я молила всех богов, чтобы мое заклинание достигло цели. Но боги не услышали меня. Моя серебряная молния, летевшая в сторону женщины в маске, просто растворилась в воздухе. не долетев до нее. Как только я собралась выпустить еще одно заклятье, как услышала знакомый голос и вздрогнула от неожиданности. Я знала свою противницу, но не могла вспомнить ее имени. Какое-то смутное чувство узнавания поселилось в моей голове. Казалось еще чуть-чуть и я ухвачусь за него. Но оно почему-то ускользало от меня. Раздумывать дальше, строить догадки и терять время я не могла. С конца волшебной палочки женщины сорвалась мощная струя огня. Я еле-еле успела отскочить в сторону, при этом умудрившись налететь на что-то или кого-то. Тем временем чья-то другая шальная вспышка все же настигла мою противницу. Это дало мне несколько секунд на передышку, которые я потратила на осмотр места действия. На первый взгляд мне показалось, что мы выигрываем. Но возможно я и ошибалась. По крайне мере все мои друзья из Ордена были живы. В последнее время и так было достаточно потерь и я не хотела чтобы их становилось больше. Я сделала несколько шагов вперед, желая связать свою противницу в маске, но моим планам не суждено было сбыться. Прогремел сильный взрыв и я инстинктивно поднесла руку с палочкой к лицу, закрывая его от летящих мелких осколков камней. Хорошо, что я находилась не в такой близости от стены иначе меня бы придавило одним из булыжников, на которые разлетелась каменная стена.
Я хотела быть везде и сразу. Битва. И я чувствовала себя в своей стихии. Атмосфера опасности, пьянящее чувство азарта и бешеный всплеск адреналина - из-за этих трех ощущения и я выбрала свою работу. Как будто мчишься куда-то, с головокружительной быстротой. Однако предчувствие ужасного, неизбежного падения не покидает тебя. У меня было такое чувство, словно я нахожусь на эшафоте, но я мчалась слишком быстро, чтобы отдаваться такого рода впечатлениям. Я наугад отправила несколько заклинаний в сторону людей в масках, но они лишь срикошетили от стены и растворились в воздухе. Нужно было подобраться к Пожирателям смерти поближе. Я медленно и осторожно, стала пробираться к неровной дыре в стене, держа палочку наготове. Но наверное я была недостаточно внимательна. Уверена, что мои ощущения немного притупились из-за остатков удушающего дыма и в придачу к нему - каменной пыли. Именно поэтому я и не смогла отразить заклинание.
Мне резко стало трудно дышать, будто кто-то закрыл мой нос и рот мягкой подушкой. Перед глазами моими расплылась кровавая пелена, скрывавшая всю битву. Мои руки инстинктивно взметнулись к шее и я стала оттягивать мантию с горла, желая облегчить дыхание. Палочка выпала из моих рук. Ужас все глубже и глубже проникал в мою душу. Я не хотела так глупо погибнуть. Но сил, чтобы закричать, у меня нет и крик застревает, где-то в горле. Хрипя и стараясь освободиться, я бросила последний взгляд на своих товарищей, но...вокруг меня уже была тьма. Я еле-еле смогла различить яркие вспышки заклинаний, прежде чем и они окончательно померкли перед моими глазами. Я знала, что сейчас умру. Говорят, когда человек умирает, вся жизнь проносится перед глазами, но смею вас уверить это не так. Новая волна ужаса охватила меня от этого осознания. Мои легкие готовы были лопнуть, я из последних сил попыталась приподняться, но это у меня не вышло. Я ведь даже и не заметила, как оказалась на полу.
А затем небытие поглотило меня.
-----> Штаб Ордена, Эпизод "Постоянная бдительность"

+2

25

- Чёртова же ты грязнуля! - выругалась Лили в темноте, слыша характерные хлопки аппарации в нескольких ярдах. Тьма рассеялась - но вызванная ей пауза в пылу боя совершенно не была на руку Ордену. Веки открывались и закрывались, но глаза, только что привыкшие к полной темноте, ещё не успели осознать, что от призванной темноты практически ничего не осталось. Не слишком лицеприятное ругательство было адресовано женщине в маске, от пламени из палочки которой Лили успела защитить Марлен; почему-то младшей целительнице казалось, что именно она была причиной всех злоключений Ордена в эту дурацкую новогоднюю ночь. Троих в масках уже не было; не было ни той женщины, которую некстати пощадив Сириус, не было того гада, который поджёг Ремуса... - Ремус! - беспомощно обернулась Лили. Из её груди вырвался самый что ни на есть настоящий индейский боевой клич, смешанный с визгом отчаяния - как именно спасти от ожогов, конечно, Лили знала - но потушить магический огонь, да ещё и такой силы, ни она, ни кто другой из присутствовавших, конечно, были не в силах. Безумная идея мигом пришла в голову - Лили взмахнула палочкой, раздев друга догола.
- Evanesco! - и густо покраснела. Прости Господи.
На ногах Ремуса, на животе и на руках виднелись красные раны, видимо, сильно болевшие; никакого другого способа спасти тело своего друга Лили не видела, на автомате стягивая со своих плеч плащ, полученный в подарок от Джеймса каких-то сорок минут назад и бросая его Люпину. - Лучше так, чем превратиться в пепел, прости, - пролепетала Лили, бессильно отступая назад. В висках стучало, и девушке казалось, что сердце перекочевало жить внутрь её черепной коробки, чтобы взорвать голову изнутри; однако, миссис Поттер вряд ли могла отступить перед обстоятельствами со словами "Прошу прощения, мигрень, извольте заглянуть на неделе, а лучше - в будущем году..." Она на пару секунд прикрыла глаза, отступая назад на пару шагов и спотыкаясь о чьё-то тело; закончилось стратегическое отступление падением на холодный пол. Рядом лежала обездвиженная женщина, в путах магического происхождения; Лили только диву далась, как ювелирно точно подействовала её магия, подкрепленная яростью и катастрофическим желанием спасти друзей. Нечто, охраняемое этими людьми, Орден упустил - но сейчас не время думать, почему, а, главное, что именно они упустили. Холодный мраморный пол, внезапно, послужил неплохим стимулом вновь оказаться на ногах, чтобы уже бежать к Марлен, без сознания лежавшей на полу. Лили плюхнулась на колени рядом с ней, отточенным движением медика проверяя, бьётся ли сердце Марлен; два пальца на сонную артерию, чуть ниже челюсти, прямо на изящную шею подруги. Видимо, внутреннее спокойствие давало подсказку - роковых ядовито-зелёных вспышек Лили не видела. От всего остального можно было плохо ли хорошо ли, но спасти - именно поэтому рыжеволосая женщина, не обращая внимания на то, что, видимо, от волнения у нее пошла носом кровь, направила на Марлен волшебную палочку.
- Mobilicorpus, - хладнокровно продолжала она, наблюдая, как тело подруги плавно поднимается в воздух. - Сириус, - обратилась она к Бродяге, потихоньку отходившему от Дезориентационного проклятия. - Прошу тебя, возьми Марли. Жить будет, - на ходу поясняла Лили, конвоируя подругу ближе к чистокровному отпрыску Блэков. - У нас есть ещё и эта дама. И ей займусь я, да простит мне Господь мою кровожадность, - с некоторым металлом в голосе Лили обернулась к лежавшей на полу ведьме, чьё лицо было скрыто маской. - Дома узнаем, кто она. Пора уходить - Марли нужна помощь, срочно. К ней домой, друзья... - Лили отобрала волшебную палочку у тела неизвестной ей женщины в маске, засунув её во внутренний карман мантии, кивнула Ремусу и Сириусу - и аппарировала с негромким хлопком домой к Марлен вместе с пленённой ведьмой. Им будет, о чём поговорить.
-----> Штаб Ордена, Эпизод "Постоянная бдительность"

Магия

1. Чары Исчезновения
2. Чары Движения

Отредактировано Lily Potter (2014-01-26 22:48:10)

+4

26

Пробираться сквозь непроницаемую тьму было сложнее, чем казалось. Мужчина слышал какие-то непонятные звуки буквально вокруг себя. Было неприятно и жутковато. Ведь в любой момент в него могло попасть вражеское заклинание. А если схватят на месте преступление, то даже репутация Лестрейнджей, огромное состояние и связи не спасут от Азкабана. Рудольфус понимал, что на кону честь рода, поэтому он старался даже не думать о неудаче. Цель была близка. Вот он – путь на свободу. Через тьму и мрак Рудольфус все же успешно добрался до камина. Как это было прозаично – впервые Пожиратель бежал с поля боя, раненный и магически истощенный, бежал от кучки неудачников, величающих себя светлыми магами. Как, как такое возможно? Этот вопрос пришел Рудольфусу только тогда, когда чувство перемещения захватило его ощущения, и он оказался в магазине темномагических артефактов Горбина. Белла исчезла в зеленом пламени камина раньше, она не стала дожидаться своих, однако Лестрейндж был уверен, что она так же переместилась в безопасное место, дабы не выдать аврорам и орденовцам штаб Пожирателей. В этом плане мысли у супругов были едины. Оказавшись в пыльном магазине, Рудольфус даже не старался объяснить Горбину, что он делает, да и сам хозяин лавки не хотел себе неприятностей. Выйдя в темный переулок, Рудольфус прислонился к стене и спокойно выдохнул. Сказать честно, ему никогда еще не приходилось бежать, в битвах, которые он проводил раньше, Пожиратели всегда превосходили своего противника. А тут? Количественное преимущество светлых превратило их из слабых мышей в свору крыс, способную на многое. Мужчина перевел дыхание, в проулке никого не было. Минутная передышка ему была необходима, Рудольфус переваривал в мозгу всю произошедшую ситуацию: он отправил в адрес врагам два заклинания, остается надежда, что они попали в цель, затем тьма, Белла успешно использует камин, подождите,… а что случилось с Алекто. Она находилась дальше всех от пути спасения, а значит, замыкала побег к камину. Оставалась надежда, что девушка успела использовать камин.  Все задание казалось таким не запланированным и глупым, конечное, авроры всегда портят все планы, но не настолько же. Как орденовцы среагировали так быстро? Почему Пожиратели не могли вызвать подкрепления? Множество вопросов, на которые, к сожалению, ответов не было.
Осмотрев раны, оставленными лезвиями еще в начале сражения, Лестрейндж отметил, что кровь перестала идти, раны были не глубокие.
«Хорошо отделался», - подумал Пожиратель. Он знал о действии этого заклинания и знал, что если бы он удачно не увернулся, то вскоре коллеги собирали его по кусочкам. Однако он был уверен, что орденовцы так просто не отделались. Оценив свое состояние и чуть передохнув, Рудольфус аппарировал к входу в штаб Пожирателей. Ему необходимо было отчитаться вместе со всеми перед Лордом.
--> штаб Пожирателей Смерти - Вступление. «Сказка о потерянном времени»

+3

27

Результаты: Беллатрикс и Рудольфус успешно покинули Отдел Тайн. Алекто взята в плен, ее палочка находится у Лили.
Ремус спасен, пусть и ценой своей одежды.

0


Вы здесь » HP: Semper virens » Сюжетные квесты » Предыстория. «Урок астрономии»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC